Сон чудовищ рождает разум

Рубрика: Как это было


И треснул Дуб напополам. Прощай, покой!
И льётся чай и льётся джем большой рекой.
И меркнет день, в Кранноге ночь плетёт узор.
К кранножцам в гости приходил Ночной Дожор.


Ночной Дожор (Одэльмо)




Вы когда-нибудь просыпались утром в великолепном настроении и вдруг понимали, что произошло что-то ужасное? Будто пропал ваш хороший друг или мама случайно приготовила на завтрак гнилые пальцы троллей вместо тостов? Если да, тогда вы точно разделите эмоции героев нашего рассказа.

Случилось это совершенно неожиданно. Спящие лица умиротворённых кранножцев щекотало осеннее тёплое солнышко, заставляя тружеников забавно морщиться и вертеться. Оно постепенно настигало каждого жителя Дуба, заботливо освещая их лица, и вскоре дошло до сопевшей Медузишны.

Ответив лёгким проклятием на нежности солнца, Медузишна с трудом разлепила отвердевшие за ночь веки и сонно огляделась вокруг.
М-мари-и-и, — прохрипела она и потыкала лежавшее рядом тело.
Тело ничего не ответило.
Просыпа-а-айся, — уже более ясным голосом прогудела Медуза и тыкнула тело ещё разок, проверки ради. И вновь безрезультатно.
Ты что, издеваешься?? — негодуя взмахнув щупальцами, воскликнула Медузишна и перевернула тело в свою сторону.
Увиденное ей зрелище лишило дара речи и веры в честных депутатов.

Мариэль под одеялом не было. Вместо неё было ещё одно одеяло, плед и пластмассовая уточка со злобным взглядом и запиской в кровожадном клюве.
Медуза осторожно взяла утку и стремительно поползла будить друзей, так как читать записку самой ей было страшно и одновременно неинтересно.

Козетта, вставай, — булькнула Медуза и тыкнула девушку. Та сразу проснулась и тут же, выслушав занимательный и в то же время достаточно короткий рассказ Медузишны, побежала звать остальных друзей на помощь.

Через пару минут вокруг медузы собралась небольшая компания сонных кранножцев. Некоторые из них еле держались на ногах и постоянно пытались упасть и поспать дальше на земле.
Быстро объяснив всю ситуацию, Медузишна аккуратно развернула записку:

«Ваша Мариэль находится в плену. Если хотите вернуть её, идите прямо, не сворачивая, на север и принесите с собой море борща. Только за него я готов отдать вам заложницу. У вас есть 4 часа. Время пошло.»

Как только ребята прочли записку, она вспыхнула.
Это вообще законно? — первая вызвалась из толпы бодрая Миса. — Может быть, нам следует обратиться в администрацию?
Нет смысла, — послышался голос из толпы, и в середину вышла Арквейд. — Если мы не отправимся сейчас же, скорее всего, просто не успеем вовремя.
На это высказывание послышался гул из разнообразных предложений и пожеланий, как же спасти Мариэль.
Так! — не выдержав, крикнула Козетта, выходя в центр «хоровода». — Ребята, давайте не будем. А если будем, то давайте.
Все дружно согласились и начали аплодировать белокурой девушке, которая, раскланявшись, утекла обратно в массы.
Итак, решено! — начала было Медуза, как её неожиданно прервали.
Извините, пожалуйста, я спрошу чисто ради собственного интереса, — и в круг осторожно вышла Анетт. — А где мы находимся?
И только сейчас все участники экспедиции поняли, что уже давным-давно не в Кранноге под Дубом.

Господь мой, яичница! — воскликнула Козетта, судорожно указывая пальцами под ноги.
Яичница?! — удивлённо спросила Арквейд и, присев, начала ковыряться в земле или, вернее сказать, еде.
Еда-а-а! — упав на спину, пропищала Миса и начала делать яичного ангела.
Спешу вам напомнить, — громко прервала праздник Медузишна, — что один из наших друзей в опасности и срочно нуждается в помощи!
Участники экспедиции встали с яичницы с набитыми ртами и стыдливо потупили глазки.
Идём дальше, — скомандовала Анетт (с чего-то вдруг взявшая на себя руководство), — и не сворачиваем ни на миллиметр!

Так вскоре путники покинули территорию яичницы и оказались в лесу буйно цветущего хлеба.
Какие красивые плесневелые корки, — вдохновенно вздохнула Миса, оглядываясь по сторонам.
Да уж, — согласилась Арквейд, пиная лужу из чая.
Эй, не пинай чай, — тут же возникла Анетт перед зеленоволосой почти выпускницей, закрывая грудью лужу и нежно кинув в Арквейд зефирку. Та тут же поглотила угощение и покатилась дальше, вся такая пухлая и довольная (прямо как Тануки).

Обстановка вскоре поменялась, и перед ребятами появилось море... борща...
БО-О-ОРЩ! — хором взвизгнули путешественники и, стремительно побросав обувь, кинулись топтаться у берегов и метать друг в друга прекрасное блюдо.
Эй, Козетта, спорим, ты никогда не сваришь так много борща? — ухмыльнувшись, Арквейд кинула в кранножскую борщеварку свёклу.
На тебе морковь за недоверие! — коварно улыбнувшись, Козетта метнула снаряд в «спорную штучку» в ответ.
Прекратите дурачиться! — попыталась остановить кранножцев Медуза.
Пробегающая мимо и дико хохочущая Миса случайно поскользнулась на собственной ноге и нырнула с головой в борщ.
Я тоже так хочу! — выпучив глаза, произнесла Арквейд и уже приготовилась прыгать, как...
Да вы что, совсем творог?! — всплеснув щупальцами и таким образом случайно раздавив капусту, булькнула Медузишна.
Не отвергай, а предлагай! — прокомментировала ситуацию Миса, ведущая репортаж со дна борщового моря.
Ребята, а давайте вы творог! — исправилась Медузишна и приказала всем (слава Мерлину, уже успокоившимся) путешественникам срочно оседлать овощи.

Последней на картошку вскарабкалась Анетт, которая очень долго пыталась договориться с представительницей древнего рода о цене за проезд.
Все тут же пустились в путь, а Козетта и Арквейд, даже сидя на свёклах, умудрялись, хохоча, кидать друг в друга ценные литры волшебного супа и уворачиваться от него же.
Противоположный берег был уже очень близко, как вдруг Миса испуганно крикнула:
Чтоб мне сырком плавленым стать! — указывая куда-то вправо, затряслась она.
Не может быть! Бифидобактерия из йогурта! — отозвалась Медузишна. — Нам нужно прибавить ходу или мы рискуем остаться здесь навсегда.
Всем спокойно! — воинственно встав, продекларировала Козетта, вселив надежду в трепещущие сердца окружающих. — Сейчас я кину в неё воздух!
Способ белокурой волшебницы не подействовал, и ребята, под громкое командование Анетт «греби, греби, греби!», загребли быстрее ежа. Бифидобактерия приближалась.

Братцы! — печально начала Миса, но, поняв, что немного ошиблась, исправилась: — Сёстры! Коль не жить нам, скажу главное: я люблю вас!
Греби давай, Леонардо Ди Каприо, — прервала её Медузишна. — Оскар тебе всё равно не дадут.
Так девушки достаточно быстро достигли берега.

Гляди, Кози, — обратилась к подруге запыхавшаяся Арквейд, — с меня пот льётся прямо как с меня. Наконец-то я нашла идеальный способ похудеть!
Девушки засмеялись и попытались встать.
Постойте, где это мы?.. — Анетт огляделась и, когда поняла, где, открыла глаза настолько сильно, будто захотела поковырять ими в носу.
Поле из кукувайи? — заикнувшись, прошептала Миса.
ПОЛЕ ИЗ КУКУВАЙИ?? — поддержала предположение Козетта и, по традиции, потеряла свою челюсть.
Тем не менее, надо идти дальше, — разводя щупальцами, сообщила Медуза и потащила за собой участников экспедиции.
Главное — не съесть, главное — не съесть, — сдерживала себя Миса, судорожно трясясь и отбиваясь от манящих, аппетитных мечт. Совсем растерявшись и забыв о том, что всегда надо смотреть под ноги, Миса и не заметила, как её ногу туго обхватила макаронина и резко дёрнула, повалив волшебницу на землю.
Путешественники тут же собрались вокруг пострадавшей, заботливо гудя.
Идите, идите без меня... я вас только задерживать буду, — всхлипывая, произнесла Миса и сжала кулак. Её глаза цвета моря ночью наполнились слезами, а захваченная в макаронный плен нога нервно задёргалась.
Что за вздор? — начала Козетта. — Есть вещи, которые вот. А среди них есть и вот так вот, — с этими словами Повелительница Борща призвала морковь на помощь силой мысли. Рыжая морковка, вышедшая пару секунд назад из борщового моря и столь стремительно прибежавшая на помощь, тут же приблизилась к макаронине и завела с ней разговор на чисто продуктовом языке.
Надо же, совсем без акцента, — удивилась Анетт, записывая за морковкой что-то в блокнотик.
Через пару минут макаронина нехотя отделилась от бедной Мисы, и экспедиция продолжилась.

О, дубовая роща! — весьма тонко заметила очевидное спасённая Миса.
Странно, — добавила Анетт, — дубы ведь не едят...
Да какая в омут разница? — заявила Медузишна. — Продолжаем путь!
Путники бодро зашагали дальше, осознавая, что осталось всего полчаса.

Глядите, мандарины! — тыкая пальцем в небо, проинформировала Козетта.
Арквейд, идущая рядом с ней, одобряюще кивнула, чавкнув, как бы говоря, что без пяти минут третьекурсница очень наблюдательна.
Тут земля под ногами отважных кранножцев затряслась, и из её недр появился огромный, пухлый, свежий, аппетитный, невероятно сочный мандарин. У ребят тут же потекли слюнки, и, гонимые голодными позывами (это они ещё и голодные были в мире еды), они начали обходить лакомство, ища место послаще, чтобы впиться в него зубами.

Внезапно мандарин засветился, запенился и постепенно начал ронять свои дольки. Ребята заохали и разбежались по углам, наблюдая за происходящим из-за дубов. Через пару мгновений их взору предстала прекрасная Мариэль, что вышла аки Венера из пены мандариновой.
Наконец-то мы тебя нашли! — обрадовалась Медуза и кинулась навстречу своей подруге, как и все остальные участники экспедиции.
Ты даже себе не представляешь, что мы видели! — схватив Мариэль за руку, восторженно сообщила Козетта.

И тут вспышка. Всё вокруг завертелось, все звуки смешались в один непонятный шум. И темнота...

Мариэль проснулась в своей кровати в холодном поту. «Это был всего лишь сон», — тут же успокоила она сама себя и решила сразу рассказать всё Медузе.
Эй, вставай, — прохрипела она и потыкала лежавшее рядом тело Медузишны.

Но вместо подруги на Мариэль из-под одеяла смотрел пластмассовый утёнок.

2
730
0
Козетта | 28.12.2014

29.12.2014 | Аноним

+

02.01.2015 | Аларик Лоренс

Что в кранноге твориться, а я и не знаю.



забыли пароль?

Поиск по статьям



Пометка

Мнение журналистов может не совпадать с мнением редакции