История для двоих

Рубрика: Досуг


Часть I
Она

На самом краю небес, в огромном зачарованном лесу, среди чудесных существ и духов жила Она. Она была светла, как стремительно падающие звёзды, и чиста, как едва распустившийся цветок. Она не знала ни бед, ни страданий и была наивна и мила, как и всё, что её окружало. Она проводила дни, играя с единорогами среди не знавших стука топора деревьев, и ночи, резвясь на залитых лунным серебристым светом полянах с фавнами и нимфами. Вечно беззаботная, вечно юная и счастливая...
Но иногда она уходила в самую глубь своего зачарованного леса, к огромной одиноко стоящей скале, возвышающейся над зелёным океаном листвы, забиралась на её плоскую вершину и часами просиживала там, задумчиво глядя на многочисленные звёзды, казавшиеся ей такими близкими, что, забывшись, она протягивала к ним руки, стремясь схватить хотя бы одну... В эти часы добровольного одиночества она становилась печальной. Она мечтала... Мечтала о том, что однажды в этот маленький мир, которому она принадлежала по рождению, принадлежала телом, но не душой, придёт кто-то, похожий на нее, и покажет ей, что за пределами этого вечно зелёного, вечно прекрасного леса есть другие миры, другие существа, совсем иные, нежели те, что окружали её... Она жаждала перемен и мечтала... И где-то совсем глубоко, в самом центре её существа, скрытое даже от неё самой, в ней зрело желание... желание любить... и быть любимой...

Часть II
Он

На самом краю земли, в холодной и суровой стране посреди бушующего моря, в высокой каменной башне жил Он. Он был угрюм, как грозовые тучи над разволновавшимся океаном, и твёрд, как камни, из которых была возведена его башня. Несмотря на юный возраст он многое познал, немало бед выпало на его долю, но он никогда не жаловался, не просил богов о милости, а просто покрепче сжав зубы, продолжал идти против ветра. Он проводил ночи, смотря на звёздное небо в огромную подзорную трубу и записывая свои наблюдения, и дни, сверяя свои записи с умными толстыми книгами. Спал он мало, ел на ходу, но при этом был крепок и широкоплеч. Вся его жизнь состояла из Познания. Он стремился познать мир, в котором жил сам, и жаждал дотянуться лучом своего знания до тех миров, о существовании которых никто даже не подозревал. Вечно работающий, вечно хмурый и уставший...
Но иногда он покидал пыльные стены своей высокой башни, шёл на берег моря, садился на твёрдые камни и часами смотрел на синюю линию горизонта и думал о странах, которые она скрывает, и порой эти никогда не виданные им земли казались такими близкими, что, забывшись, он протягивал к ним руки, стремясь набрать в горсть песок с незнакомых берегов... В такие минуты лицо его озарял луч надежды, на нём появлялась улыбка... И он мечтал... Мечтал о том, что однажды он покинет этот сумрачный берег, оставит за спиной скалы и холод своей северной страны и отправится в далёкое путешествие. И он найдёт неизведанные страны, проникнет в другие миры, познает другие культуры, и, возможно, там он встретит кого-то, похожего на него... Он жаждал перемен и мечтал... И где-то глубоко, в тайных закоулках его огрубевшего сердца, скрытое от него самого, в нём зрело желание... желание любить... и быть любимым...

Часть III
Знамения

В ту ночь сон не был её гостем. Она бродила по своей спальне, бесцельно, бездумно, изредка присаживаясь на нерасправленную постель. Её не покидало тягостное ощущение. Она чувствовала, что вот-вот должно произойти Нечто. Нечто такое, что в корне изменит её спокойную жизнь, заставит покинуть родные места и уйти в неизвестность. Она не знала, откуда в ней появилось это тревожное чувство. Казалось, оно прокралось в её сознание, окутанное мирным сном, разбудило, взбудоражило. Она подошла к окну и села на подоконник, свесив ноги. Ночной ветерок ласково трогал её волосы своими холодными пальцами. Она посмотрела на небо: в эту беспокойную ночь оно было затянуто тучами, и она не могла видеть звёзды, что обычно так манили её к себе. «Будет гроза,» - мысль посетила её предвестником бури. Зревшее в ней всё это время нетерпение, казалось, достигло предела. Она замерла, заворожённая изменениями неба. Дыхание едва срывалось с её губ. Тучи сгущали краски и наливались тяжестью дождя. Молнии пронзали их существо кривыми светящимися мечами, а откуда-то издали, нарастая с каждой минутой, доносились первые раскаты грома. Лёгкий ветерок, ласково трепавший её кудри, окреп и, набрав силу, завыл от восторга. Он ворвался в комнату, взмыв парусами занавесей, и едва не сбросил её с подоконника. Но она удержалась. Она не замечала ни холода рассвирепевшего ветра, ни грохота надвигавшейся бури, ни первых капель дождя. Она не сводила взгляда с неба и ждала.
Молния расколола небо надвое и ударила в лес, задев несколько деревьев. Она спустилась с небес до земли идеальной вертикальной прямой, точно соединив в себе два мира, и осветила весь небосвод. И на ту долю секунды, на которую свет молнии озарил всё кругом, она увидела. Увидела то, чего ждала не только эту бессонную ночь, но и тысячи других бессонных ночей, проведённых на вершине скалы. В отблесках электрических разрядов и среди грохота грома, сотрясающего небеса, среди туч и разразившегося ливня, она увидела лицо незнакомца. Облик был зыбок и туманен, она видела его лишь секунду, но запомнила. Это было лицо молодого человека, сильное, волевое, упрямое. Видение поразило её. Она испуганно захлопнула створки окна и задёрнула шторы.
- Что это? – шептала она в полумраке комнаты, озаряемом вспышками молний. – Зачем оно явилось мне?
Слишком много вопросов, на которые всё равно нет ответа. Пока…

***
В ту ночь сон обошёл его дом стороной: на море разыгралась буря, каких он не видел уже несколько лет. Волны с рёвом бросались на берег, вырывая из его каменного тела куски и унося их за собой, в тёмную холодную бездну. Гром гремел так, что порою заглушал рёв моря. Молнии сверкали, бессильные в своей злобе: в них кипела жажда убийства, но нечего было уничтожать на этих пустынных землях: ни деревца, ни куста, ни даже клочка травы – лишь холодные немые безразличные скалы. Ничего и никого. Только он в своей башне, прислушиваясь к крику разбушевавшейся стихии, замирал от благоговейного восторга. Его сердце горячими пальцами сжимало нетерпение. Он ждал. Сам не зная чего. Он просто знал, что этой ночью должно свершиться нечто необыкновенное, что в корне перевернёт его жизнь, заставит покинуть обжитое место и отправиться в неизведанные дали. Его растревоженное сердце билось всё сильнее и сильнее.
Не выдержав напора охвативших его эмоций, он рванулся к двери, распахнул её и выбежал в холодную мокрую ночь, навстречу буре, ветру и острым иглам дождя, хлеставшим его по лицу и телу. Он бежал, поскальзываясь на мокрой гальке. Он стремился достичь самого края воды, так легко читавшегося на песке во время штиля, а сейчас разорванного в клочья пены, постоянно меняющегося и неуловимого. Море обдало его брызгами в знак приветствия. Он заворожено смотрел на развернувшуюся над морем панораму: в небе среди нагромождения чёрных туч образовался вихрь. Он быстро набирал силу и рос на глазах, в считанные минуты превратившись в смерч, извивающийся как змея. Столб смерча протянулся из центра бури до самой линии горизонта, будто соединив небо с морем. Он вглядывался в эту чёрную воронку до боли в глазах, пока неожиданно на какую-то долю секунды не увидел… В самом центре изгибов смерча показалась фигура девушки. Образ был лёгок и расплывчат – силуэт, не более, - он видел его лишь секунду, но запомнил. Это была стройная, хрупкая девушка, почти ребёнок, в развевающемся лёгком платье. Через мгновенье всё пропало. Видение поразило его. Он бросился обратно к спасительной двери в башню. Захлопнув её за собой, он прислонился спиной к её надёжной твёрдой поверхности.
- Что это было? – шептал он в темноте, царившей под сводами башни. – Зачем она показалась мне?
Слишком много вопросов, на которые всё равно нет ответа. Пока…

0
976
0
Kristael Stonehammer | 16.01.2012

Поиск по статьям



Пометка

Мнение журналистов может не совпадать с мнением редакции

Rambler's Top100 Rambler's Top100