Ашадия Апо. Часть 10. Защитить норн

Рубрика: Проза


В предыдущих выпусках. Ашадия, недавняя ученица школы волшебства, узнаёт, что ей предстоит спасти магию, уровень которой упал до минимума. Для этого она отправляется к источнику Урд. Девочка думала, что ей нужно будет каким-то образом уговорить норн восстановить магический баланс, но обнаруживается, что у одного недобропорядочного волшебника другие планы.


Защитить норн


Слушая Авалга, Ашадия поражалась всё больше и больше. Её удивлению не было конца. И дело не в том, что, как выяснилось, они с ним родственники. Она изумлялась изощрённости плана явно больного ума директора. В здравом уме волшебник не будет мстить за такую кару. Норны ведь никого не убили, не обрекли на нищету, не пресекли род. Они лишь ограничили возможности. Да и то не навсегда. Но всё это не столь важно. Безумие заключалось не только в неразумности мотива, но и в непонимании последствий. Убить норн! Тех самых, которые поддерживают свежесть и молодость Иггдрасиля. Без них, скорее всего, дерево погибнет. И что будет тогда?!

Когда Авалг поднял палочку, направил её на норн и начал произносить губительное заклинание, Шади, воспользовавшись тем, что у неё отняли лишь возможность творить пассы и произносить заклинания, метнулась вперёд, загородив собой норн. Красный поток энергии, которую выплюнула волшебная палочка Авалга, направилась на Ашадию. Та зажмурилась, готовясь к страшному. Но ничего не произошло. Осторожно открыв глаза, Шади увидела, что Диана воспарила вверх и создала блок из своей пыльцы. Нечто похожее было, когда бабочка показывала ей разговор в кабинете директора. Только в этот раз «шторка» не демонстрировала изображение, а поглощала убийственную энергию. Со временем «шторка», накопив алый поток, выплюнула его обратно, вернув адресату. Короткий вскрик — и Авалг упал навзничь. Внезапно Шади поняла, что может и двигать руками, и говорить. Видимо, стараниями Дианы. Она кинулась к директору. Какой-никакой, пусть плохой, пусть безумный, но он живой человек. Был живым человеком. Девочка волновалась за его здоровье и отчасти чувствовала свою вину. Ведь не найди она Диану на той лестнице, он не пострадал бы. Тот факт, что тогда ни её, ни норн не стало бы на белом свете, из головы у неё вылетел, вытесненный волнениями.

Приложив голову к груди безумца, она, к великому своему облегчению, услышала, что сердце бьётся. Очень-очень слабо, но всё же бьётся. Девочка достала волшебную палочку, направила её на своих преподавателей и произнесла заклинание:
— Инеджобовсоус!
— Как он? — тут же спросили они.
— Жив. Скорее освободите норн. Это, видимо, цепь Фенрира. Я первокурсница, мне не под силу.
Кивнув, те произнесли сложное заклинание, и цепь спала. Поклонившись Урд, Верданди и Скульд, Танаф Анидо произнесла:
— Я, в качестве представителя волшебников, приношу свои извинения за поступки этого человека. Надеюсь, вы простите нас.
— Мы, — ответила Урд.
— Знали, — продолжала Верданди.
— Что будет, — закончила Скульд.
Произнеся это, они исчезли.

— Ох, Шади, твоя бабочка! — воскликнула Орезо Каре.
Ашадия бросилась к Диане. Видимо, истощив всю магию, которая в ней была, та погибала.
— Нет! Дианочка! — воскликнула девочка и расплакалась.
Но бабочка уже не слышала свою хозяйку. Сначала она перестала шевелиться, а потом рассыпалась в золотистый прах. Через минуту исчез и он.
Шади была безутешна. Профессор Каре вытирала ей слёзы собственной мантией, а завуч шептала что-то утешающее. Наверное, говорила, что бабочка не зря пожертвовала своей жизнью, какая Шади молодец и как все будут гордиться её самоотверженностью и смелостью. Что ещё она могла сказать в такой ситуации.

Внезапно воздух озарился приятным мятным цветом. Шади шмыгнула носом, вытерла слёзы и взглянула на корень дерева. А посмотреть было на что. Там творилось волшебство. Оказывается, мятный цвет излучала каждая куколка, находящаяся на корне. Объединившись, он осветил весь воздух. Ещё пара минут — и одновременно из всех куколок вылупилось великое множество бабочек. Их оказалось не менее сотни. Зрелище было впечатляющим и до такой степени невероятным, что не поддавалось никакому описанию. А дальше случилось чудо. Все эти бабочки уселись на Шади. Они буквально облепили её. Создалось ощущение, что девочка сама стала бабочкой. Посидев некоторое время, они все разлетелись. Но одна осталась сидеть на Шади и больше не покидала её.
Когда эмоции более-менее улеглись, профессора погрузили Авалга, который всё ещё был без сознания, на ковёр и вернулись в Оветоббел.

Дальнейшее предугадать нетрудно, но давайте всё же подведём черту.
Когда открылась вся история, Шади превратилась в героиню школы и всего волшебного мира, а профессор Анидо стала новым директором.
У Авалга отняли его магическую силу. Хотели отнять и память, но решили, что это будет слишком милосердно. Волшебники из магического суда постановили, что лучшим наказанием станет, если Авалг будет понимать, чего он лишился. Бывший директор ставил химические эксперименты, пытаясь вернуть себе хотя бы малую толику магии, но не добился успеха. Отчаявшись, он попробовал устроиться в Оветоббел хотя бы завхозом, чтобы быть хоть как-то причастным к магии, но руководство школы ему отказало, считая, что он станет дурным примером для подражания.
Келытом Ялыркзеб была очень рада пополнить свои знания об Акчобабус Янбешоловус и договорилась с лепидоптеристами о том, чтобы новая Диана (которую Шади назвала Анаидой) осталась при своей хозяйке.

Тенна Акшуведова укоряла свою подопечную за то, что та не рассказала ей о сложившейся ситуации — она бы помогла. Но это длилось недолго. Тенна очень радовалась за Шади. Впоследствии она закончила и школу, и СКОЛ. Долго работала в министерстве магии, занимаясь культурой магического общества. После 10 лет стажа её пригласили на место директора в Оветоббел. Тенна согласилась и стала одной из лучших директоров в истории школы.

Аверед Кичнокова, устыдившаяся тому, как подначивала героиню всего волшебного мира, стала более доброй, и ученики уже не так боялись её.

Клап де Лон завидовала чёрной завистью, но не осмеливалась что-то говорить за её спиной, да и в лицо тоже. Закончив школу, она стала администратором в больнице для пострадавших от заклятий. Ею она и была всю свою жизнь, не сделав никакой успешной карьеры.

Лэнд Дэк, поняв, почему Шади хранила свою тайну, немного оттаял. Закончив Оветоббел, он поступил на службу в министерство магии, где со временем дорос до министра. Коллеги всегда считали его слишком наглым, но у начальства он был в почёте. Впрочем, не у всего. Однажды, когда ему вручали орден Мерлина в замке, король Ахужаву XIX шепнул своему ординарцу, что назначит другого министра магии, как только достойный этого волшебник возникнет на горизонте.

Аиннра Ландок с помощью гибкой линии поведения, заключающейся в угодливости и восхвалении, смогла занять пост первого (из семи) помощника министерства магии, чему была только рада — она была тайно влюблена в Лэнда. Злые люди шептались, что Аиннра смогла добиться этого лишь благодаря лести. Добрые говорили, что она смогла бы добиться того же самого и без лести, с помощью ума, которым высшие силы её отнюдь не обделили.

Ялима, выучившись, стала послом, летающим (на метле) по всему миру и заключающим с другими волшебными королевствами политически выгодные договора.

А что же Ашадия? Её жизнь была полна невероятных приключений. Но об этом в другой раз. Если, конечно, она согласится рассказать свою историю.

2
284
1
Капля | 15.11.2017

28.11.2017 | Чжоули

Здорово-здорово! Жалко, что кончилось, было интересно читать) А, с другой стороны, не приелось!

29.11.2017 | Капля

Очень рада, что понравилось!



забыли пароль?

Авторизация



забыли пароль?

Вакансии

В «Агору» требуются:
— журналисты;
— корректоры;
— PR-агент.
По вопросам трудоустройства обращайтесь к Главному редактору.

Поиск по статьям



Пометка

Мнение журналистов может не совпадать с мнением редакции