Северное Эльдорадо

Рубрика: Занимательное


Впервые термин «златокипящая Мангазея» я встретил в книге-игре «Кащеева цепь». Больше никаких подробностей о городе в ней не приводилось, только само название города. Вместо Мангазеи можно было бы вставить любой другой топоним, несущий в себе налёт древнеславянского фэнтези.

Вторично это название города я встретил в книге А.В. Иванова «Тобол». Место действия романа географически близко моему магглопроживанию, и это тоже, безусловно, подстегнуло интерес к книге. Отдельное спасибо Капле за литературную наводку: Мангазея упоминалась в романе неоднократно, но ко времени действия романа она была уже заброшена и покинута. А когда-то город был знаменит и богат, недаром его называли златокипящим, намекая на то богатство, что хранилось в нём, что проходило через него. Богатство это была пушнина. Располагалась Мангазея на реке Таз. Она стала первым русским городом, построенным за Полярным кругом. Даже в наше время проживание в регионе сопряжено с определёнными трудностями. Можно представить, что испытывали горожане четыре века назад.

Возник город-поселение в XXVII веке, в самом его начале. О природе топонима нет единого мнения. Некоторые считают, что он назван так по старому именованию реки Таз, некоторые — по имени самодийского (самоедского) князя Маказея (Монгкаси), некоторые — по самоназванию одного из местных племён. Кстати, и название «самоеды», носящее в русском языке завуалированный отсыл к людоедству, на самом деле является искажённым самоназванием племени.

Город был основан в 1601 году как опорный пункт русского государства для освоения земель «встреч Солнца» и сбора дани-ясака с местных племён. Появился кремль, жилые дома, купеческие лавки, мастерские. Местные жители (а по некоторым оценкам в пору расцвета города население достигало двух тысяч человек) занималось охотой, рыбалкой, скотоводством, меновой торговлей с местными племенами. Разумеется, в таком климате говорить о выращивании зерна бессмысленно, и это было проблемой. Отсутствие караванов с хлебом могло вызвать голод, как и случилось в 1642-1644 годах...

Содержание лошадей в таком климате тоже было не очень разумно, поэтому местные жители разъезжали по окрестностям на оленях и в собачьих упряжках, а вот быт максимально был приближен к привычному: жили они в деревянных домах, правда, стены были двойные, Север как-никак.

Мангазейский соболь — основное богатство региона, ценился очень высоко на рынках страны и Европы. Отсюда в центральную Россию отправлялись сотни тысяч шкурок соболей. Годовая добыча временами доходила до полумиллиона шкурок в год.

Но не только охотой была знаменита Мангазея. Отсюда отправлялись экспедиции для исследования Таймыра, Якутии… Государство продолжало своё движение на Восток.

Постепенно Мангазея теряет своё значение. Причин этого можно указать несколько. Это и хищническое истребление соболя, приведшее к уничтожению зверя и смещению центра его добычи дальше на Восток, и запрет появляться всем кораблям в районе Мангазеи. Так и защищали Север от иностранного влияния: серьёзного флота у Руси в этом регионе не было, и противопоставить иностранной экспансии государство ничего не могло, а может, просто боялись, что морским путём шкурки минуют тобольскую таможню и налоги пройдут мимо казны, как знать...

В 1672 году город покидают последние жители: простые горожане разъезжаются по другим местам, стрельцы были переведены в город Енисейск. Постепенно память о городе стирается, сам он разрушается, и только уже в наше время Мангазея была открыта археологами, но это уже совсем другая история. До которой я как-нибудь доберусь.

И, как иллюстрация, отрывок из былины об Илье Муромце и Калине-царе. Вот так косвенно и можно определить дату создания произведения.

Да из орды, золотой земли,
Из тоя Могозеи богатые,
Когда подымался злой Калин-царь,
Злой Калин-царь Калинович,
Ко стольному городу ко Киеву
Со своею силою со поганою.


«Могозеи богатые» и есть та самая златокипящая Мангазея, бывшая в народном сознании символом богатства, символом Сибири. Большинство былин записано на Русском Севере. Устный эпос продержался здесь вплоть до нашего века, поэтому неудивительно, что Мангазея попала в былину, будучи ярким анахронизмом.
Жизнь русского Эльдорадо была короткой, но яркой, и хотелось бы, чтобы память о северном городе не потерялась в веках. Закончить статью хочется стихотворением Николая Мельникова «Мангазея»:

Деревянными стенами
Осторожно в тундру глазея,
Отражая то место,
Где Таз пропадает река.
Из болот и снегов
Вырастала цветком Мангазея.
И нельзя было встретить
Другого такого цветка.
Поспешали купцы
К этим стенам с мечтою заветной,
За пушниной и рыбой
В обмен на хлеба и вино.
И стоял этот город
Над тундрой неведомым зверем
И почти не открытой,
Но сладко манящей страной.
Да недолго стоял
На земле этот северный город.
Всё ушло под огонь,
И ничто от огня не спасло.
Лишь легенда осталась —
Её Мангазейское море.
Рыбакам рассказало,
Волной ударяя в весло.

7
204
3
DukeAlF | 07.03.2018

08.03.2018 | Рэне Холвейг

Спасибо! Есть о чем задуматься)

09.03.2018 | Belinda

Только добралась почитать - не знала! Очень интересно :)

12.03.2018 | Капля

А я вторую часть Тобола как раз на днях закончила читать ))

17.03.2018 | Morohir

Чудесная статья, спасибо)

18.03.2018 | Аларик Лоренс

Занимательно)

19.03.2018 | Alinik

Соглашусь с Белиндой - много нового узнала. Спасибо!

21.03.2018 | Morohir

Удивительно, но в маггломире буквально вчера столкнулся с упоминанием этого города. Чудеса!



забыли пароль?

Поиск по статьям



Пометка

Мнение журналистов может не совпадать с мнением редакции