Лунное отражение, три принцессы и Нефрития Кораблёва. Часть 8

Рубрика: Проза


В предыдущих выпусках. После решения покинуть Лунное отражение и переселиться к обычным людям, в мир, лишённый магии, прошли года. Выросли успевшие родиться в царстве магии принцессы. Подросла и их подруга. В один момент они решились на то, на что не решились взрослые — возродить Лунное отражение. Несколько лет они трудились над этим, и у них почти получилось, пока не свершилось двойное предательство: одна из сестёр и возлюбленный Нефритии помешали им и начали забирать всю магию в себя. Стремясь не допустить этого, Атумия предложила единственный подходящий выход из ситуации — заклятие Белоснежки. Что же будет дальше? Об этом мы сейчас и узнаем.

Часть восьмая


У этого заклятия была интересная история. Когда знаменитая Белоснежка очнулась ото сна благодаря поцелую настоящей любви, она, стремясь предотвратить похожую ситуацию немирья между родственниками, создала заклинание, которое назвали её именем. Оно заключалось в том, что мага, представляющего опасность для добра, могли погрузить в некое подобие сна его собственные родственники. Притом было неважно, кровные они или нет. Если в глазах окружающих людей они были связаны родственными узами, заклятие могло сработать. Для того, чтобы оно не могло использоваться для зла, Белоснежка сделала заклинание фактически разумным: оно срабатывало лишь в том случае, когда обращалось доброй стороной против зла. Ещё одной особенностью заклинания было то, что погружённый в сон не пробуждался, пока не проходил ровно год с момента применения заклинания. Ни больше, ни меньше. И к одной персоне нельзя было применить его более одного раза. Но у заклинания был и недостаток — его можно было отразить.

Иван Иванович нервно моргнул, но деваться было некуда. Он шёпотом передал то же Раине и приказал дочерям на счёт три приступать. Ведь чем больше магов творят заклинание, тем меньше шансов на его промах. Несмотря на то, что для воплощения в жизнь закона Инь и Янь нужна полная недвижимость, старшая принцесса была гениальным волшебником и вполне могла отразить заклинание Белоснежки невербально.

Когда Иван Иванович скомандовал «три», все члены семьи — он сам и две его младшие дочери — направили руки к Хеприне и начали было произносить заклинание, но помешала Рита. Она вцепилась в руку Раине, мешая ей и заодно всем остальным творить волшебство, и спросила:
— Что? Что будет с Сашей?
— А тебе не всё равно? Он предал не только нас, целое королевство, но и тебя!
Вмешалась Атумия.
— Рита, не мешай! Сейчас не до того. Ничего с ним не будет. Просто упадёт на пол.
— Обещаешь?
— Обещаю.
Рита отпустила руку Раины и стала тихонько продвигаться к парившей в воздухе паре. Ни дать ни взять — собиралась ловить своего возлюбленного.

Тем временем семья вновь направила руки к Хеприне и в один голос, синхронно, стала творить заклинание. Когда оно было закончено, на полу зала появился хрустальный гроб. В точности такой, в каком спала сама Белоснежка, если верить иллюстрациям в книгах по истории магии. Впрочем, быть может, именно это он и был. Ещё секунда, и Хеприна оказалась внутри. Уже спящая.

Александр завис на некоторое время в воздухе и начал падать. Рита, которая как раз оказалась под ним, схватившись за камень нефрита, который висел у неё на груди в качестве подвески в виде бабочки, шепнула:
— Винг.
Молодой человек, вместо того, чтобы упасть, медленно спланировал на пол и лёг навзничь. Рита горестно заплакала у него на груди. Тот неловко погладил её по голове:
— Ну что ты… Ну что ты… Перестань. Не плачь. Если бы я только знал, что ты тоже в этой дурацкой «тарелке»! Так вот куда ты пропадала постоянно… Я думал, ты обычная. Почему ты не сказала мне?
— Я тоже думала, что ты обычный! — не прекращая рыданий, проговорила Рита.

К ним подошёл Иван Иванович и протянул руку сыну, помогая встать. Тот пошатнулся и еле-еле удержался на ногах, всё же сохранив вертикальное положение.
— Ничего-ничего, сын, так бывает после внезапного прерывания столь мощного заклинания.
— Я тебе не сын, — прохрипел ослабленным голосом Саша.
— Умоляю тебя, я 19 лет был лишён врзможности использовать это слово. Позволь мне хоть теперь… Поверь, я ничего не знал.
— Выходит, мама виновата?! — взвился тот.
— Никто не виноват, — вздохнул Иван Иванович. — Ты ещё поймёшь это.

— Ваше высочество, что же теперь будет с магией? — всё ещё всхлипывая, спросила его Рита.
— Так как одна похитительница магии заключена под заклятие Белоснежки, а второй столь обессилен, что еле держится на ногах, волшебство теперь свободно.
— Так значит, наш план удался — королевство возродится?! — обрадованно спросила Раина.
— Да, юная леди, но все, участвующие в этой затее, понесут наказание.
— Но ведь благодаря нам… — запротестовала было та, но отец её перебил.
— Именно в благодарность за то, что вы сделали, наказание будет смягчено.

Минуло время. Так же постепенно, как волшебники переселялись в мир обыкновенных людей, они стали возвращаться в Лунное отражение, но только в обратном порядке. На этот раз процесс проходил быстрее, чем в прошлый раз. Магам не терпелось вернуться домой, и возвращались они по большей степени не согласно предписанию, а в соответствии со своими желаниями. Поэтому прошёл всего лишь год, как волшебное королевство вновь было заселено.
Всем участникам «тарелки» было запрещено общаться друг с другом и появляться в Лунном отражении раньше, чем очнётся ото сна Хеприна. Исключением стал лишь сын короля. По приказу Ивана VI магические архитекторы рядом с его замком возвели ещё один. Для Александра и его матери Марии Голицкой. Так как Александр был наказан тоже, ему было запрещено выходить из своей комнаты и пользоваться магией в течение года. Но его королевское величество всё чаще и чаще приходил к нему, восстанавливая то, чего никогда и не было, — отцовско-сыновьи отношения. Это удалось не сразу, но это удалось. Зато с Ритой Александр не виделся целый год.

Старые друзья и возлюбленные смогли повидать друг друга, лишь когда минуло 12 месяцев. Это произошло в тронном зале королевского дворца при объявлении наказания для Хеприны. Так как она не просто нарушила приказ короля не искать маятник ведьмы, но и произвела действия, которые вели к возникновению хаоса, её ждало более серьёзное наказание. Для этого все и были собраны.
Хеприну ввели под руки две фрейлины. Впервые в её руках не было веера. Заклинание Белоснежки только-только самоликвидировалось, и принцесса всё ещё была сонной. Королева Елена попросила для своей старшей дочери стул, но король одним взмахом руки дал понять, что запрещает ей, пусть даже такое, послабление. Он встал, стукнул скипетром об пол, привлекая к себе внимание, и заговорил.
— За нарушение законов магии, подвержение жизни королевских особ опасности и незаконное стремление захватить власть, Милославская Хеприна Ивановна приговаривается моей высочайшей волей и королевским судом к лишению воли и строгому заключению в подвалах дворца на 15 лет.

Все в зале ахнули. Королева Елена было упала в обморок, но ей быстро поднесли нюхательную соль. И было отчего удивляться. Приговор был в высшей степени строгим. Лишение воли — это всё равно что сделать человека зомби. Он будет всё понимать, но у него не будет моральных сил ни на что. Только на то, чтобы совершать действия, необходимые по жизненным показателям — дыхание, поглощение пищи. Если такому человеку прикажут что-либо сделать, он сделает, но без этого приказа будет просто лежать. Даже пить не будет. Хуже всего то, что Хеприну посадили не под домашнее заключение в её комнату, а в подвалы дворца. Там обитали призраки. Каждый из них соревновался с прочими в устрашении, насколько позволяла фантазия: одни издавали истошные крики, другие летали по подвалам без головы, третьи жонглировали собственными конечностями. Любой, кто будет наблюдать подобное на протяжении 15 лет, непременно сойдёт с ума и, когда вернут волю, так и не обретёт своего разума.

Подождав, пока собравшийся народ осознает всю тяжесть наказания, король заговорил снова.
— Однако, в связи с такими смягчающими обстоятельствами, как принадлежность к царской семье и предотвращённое вовремя преступление, обозначенное наказание смягчается, и 15 лет заключения сменяются на 2 дня, после чего виновной вернутся все её льготы, кроме возможности престолонаследия.

Подданные радостно захлопали. Ни один из них не желал зла Хеприне, несмотря на её недобрые намерения.
Радовалась и Рита, хотя именно по её вине она была разлучена со своим возлюбленным. Быть может, навсегда. Не успела она додумать эту мысль, как к ней подошёл Александр.
— Поговорим? Я тут видел уединённый балкончик с прекрасным видом.
— Да, поговорим, — мгновенно перестала улыбаться девушка и проследовала вслед за принцем.
О чём беседовали эти двое, мы не узнаем. Ведь подслушивать нехорошо.

На этом и заканчивается повествование о королевстве Лунное отражение, трёх принцессах и Нефритии Кораблёвой.
Конец.

4
117
1
Капля | 17.05.2018

17.05.2018 | Таша Тимсон

Спасибо за окончание!
Слишком добрым получилось! Но оно того стоит!)

26.05.2018 | Капля

Почему слишком добрым? Хеприну надо было сильнее наказать?

26.05.2018 | Таша Тимсон

Нуууу, моя кровожадность говорит да, хотя милая пушистость говорит, что всё правильно)))

27.05.2018 | Капля

)))



забыли пароль?

Поиск по статьям



Пометка

Мнение журналистов может не совпадать с мнением редакции