Визардиния. Часть 2

Рубрика: Проза


В предыдущем выпуске. Читатель знакомится с сэром Глимом Фелл Флайским, отважным и непобедимым рыцарем, а также с его близкими соратниками — оруженосцем Сарвитором и конём Кешей. С ними мы расстались тогда, когда рыцарю пришло письмо. Что же ожидает их дальше?

Часть вторая


— К низшим духам это письмо! — неразборчиво пробурчал в подушку уже засыпающий рыцарь.
— Но оно перевязано красной лентой!
Услышав это, Глим подскочил. Сна как не бывало. Он выхватил из рук оруженосца письмо, свёрнутое в рулон, и взглянул на пергамент. Он был бежевато-серым.

Красной лентой перевязывались письма и указы, исходящие от короля. На бежевато-сером пергаменте эти указы писались в срочном случае. Те придворные, что были посмелее и не боялись чужих ушей, порой говаривали, что Луи III надо было быть не королём, а архивариусом. Он заботился о сохранности бумаг. Потому в королевстве письма не сгибались, а сворачивались, чтобы буквы, находящиеся на линии сгиба, не стирались. От важности послания зависело качество бумаги. Малозначимые писались на плохой бумаге, так как их сохранность не имела значения. Значительные писались на бумаге высочайшего качества, которая способна была удержать на себе чернила максимально длительное время и не смывались водой. Такая бумага была указанного выше оттенка.

Аккуратно сняв ленту (её предстояло вернуть в королевский архив в знак принятия указа), рыцарь торопливо развернул пергамент. Вот что там было написано:

«Достопочтимый Сэр Глим Фелл Флайский,
Ваша персона выбрана для высочайшей миссии,
которую Вы будете выполнять по Великой Воле Его
Королевского Величества Луи III.
За получением дополнительных сведений
Вам рекомендовано обратиться к старшему советнику
магических военных дел 30 дня месяца листопада
через 2 часа после рассвета.
С почтением, секретарь III класса Его Королевского Величества Луи III».


— Но это же уже завтра! — воскликнул рыцарь. — Как я успею добраться до Шату за ночь?!
— Сэр, зачем вам в Шату?! — воскликнул Сарвитор.
— Вот, читай! — протянул ему пергамент Глим.
Оруженосец быстро пробежал глазами по посланию.
— Быть может, советник здесь. Ведь здесь король, — задумчиво проговорил он.
Глим резко развернулся к нему.
— Быстро! Немедленно! Иди и узнай.
— Да, сэр!

Мгновение — и Сарвитор уже вышел из палатки разузнать, кто вместе с королём прибыл на турнир. Рыцарь в его отсутствие нервно мерил шагами свою палатку. Уже минуло достаточно времени, чтобы Глим ногами прорыл целую траншею, когда его помощник, наконец, вернулся.
— Ну что?! — в нетерпении воскликнул рыцарь.
— Он здесь, сэр! Дурацкий секретарь забыл указать место встречи. Ну ничего. Я ему объяснил, что заставлять волноваться непобедимого и известного по всей Визардинии рыцаря — большая и непростительная ошибка. Летать он сможет нескоро.
— Летать? — проявил любопытство начавший успокаиваться Глим. — Это эльф?
— Так точно, сэр. Весьма глуповатый, если судить по выражению лица. Даже непонятно, как он смог дослужиться до королевского секретаря, пусть даже и низшего, III класса.
— Вероятно, это ошибка не секретаря, — задумчиво проговорил Глим.
— То есть?
— Я никогда не встречался с советником и не могу назвать его своим врагом, но король мог сообщить ему, что я практикую магию. Это могло настроить его против меня. Эти стереотипы, касаемо социального разделения… Не исключено, что он намеренно не продиктовал место встречи, надеясь, что я поскачу в Шату, тем самым разминувшись с советником и нарушив указ короля. Конечно, в этой путанице бы потом разобрались, но на это ушло бы не менее 7 дней.
— Получается, я зря завязал бантиком крылья эльфу? — расстроился Сарвитор.
— Ничего не зря! Он должен был увидеть, что ему не продиктовали место встречи! Если бы увидел, советник не посмел бы провернуть свою маленькую хитрость из-за наличия свидетеля. Подожди… бантиком?!
Хмурый Глим наконец-то расхохотался.
— Как ты умудрился?!
— Я ведь наполовину гриндлоу, наполовину человек. Из-за моих длинных пальцев, сэр, Вы и взяли меня на работу. Я ими ещё крылья эльфа и не в такое завязать могу. Мне только фантазии не хватило на что-то большее, кроме бантика.
— Ну-ну, расхвастался. Иди со своими длинными пальцами спать и приходи к рассвету, чтобы помочь мне одеться.
— Слушаюсь, сэр, — поклонился Сарвитор, довольный, что смог рассмешить своего хозяина, которого очень любил и коему был бесконечно предан.

На следующее утро Глим, одетый с помощью своего слуги, отправился к советнику магических военных дел. Войдя в палатку, он преклонил колено и опустил голову.
— Вы можете подняться, сэр Глим Фелл Флайский, — ответил трескучий голос.
Глим послушно встал и увидел перед собой человека средних лет в латах. В его внешности не было ничего особо выдающегося. Чёрные глаза, столь же чёрные волосы, средний рост, седые виски и многочисленные морщины на лбу, свидетельствующие о серьёзности их носителя. Пожалуй, в нём выделялся лишь нос. Удлинённый, с ярко выраженной горбинкой и создающий сходство с коршуном.
— Я сэр Кайт Фал Соринговский, советник Его Королевского Высочества Луи III по магическим военным делам. Надеюсь, Вы извините меня, если мы обойдём стороной светские беседы и перейдём сразу к делу. В одном из княжеств нашего королевства сложилась непростая ситуация. Я долго ломал над ней голову, пока не услышал от одной из фрейлин любопытную информацию об одном непобедимом рыцаре. С согласия нашего короля Луи III я даю Вам задание направиться на территорию, координаты которой Вам позже будут доставлены. Пока Вы можете идти, но я рассчитываю, что на закате Вас уже не будет здесь. На месте Вас встретит мой представитель. Он объяснит Вам всю суть дела. А теперь Вы можете быть свободны.

Глим сделал резкий кивок головой, развернулся кругом и вышел военным шагом, но на пути вынужден был остановиться. Его окрикнул Кайт.
— Мне сказали, Ваш слуга покалечил королевского секретаря.
Глим, не разворачиваясь, ответил:
— Секретарь заслужил свою кару.
И, не дожидаясь ответа, гордо вышел. Несмотря на всю свою непобедимость, рыцарь вздохнул с облегчением, когда понял, что по его голову не были высланы королевские стражники за допущенную дерзость по отношению к советнику. Законы Визардинии не запрещали наказывать провинившегося, если его хозяин не был против и если тот был из низшего класса, к коим относилась вся нечисть, нежить и прочее. В том числе и эльфы. Но одно дело наказать растяпу и совсем другое не в должной мере ответить вышестоящему. Нарушение этикета без разрешения наказывалось строго. Рыцарь вспомнил лицо короля, его слова и пришёл к выводу, что заинтересовал Луи III, иначе советник не упустил бы возможности наказать наглеца.

Рыцарь не пошёл в свою палатку. Он заглянул в конюшню, где, постелив сено в углу, любил спать Сарвитор. Он передал свой разговор с советником и добавил:
— Не волнуйся, ты не будешь наказан.
— Да, не буду, — согласился тот, — но Вы нажили себе если не врага, то недоброжелателя как минимум. И эта дурацкая фрейлина! Как, говорите, её зовут? Лизия? Слишком болтлива для шпионки короля. Наверняка, она глупая нимфа. Давайте я и ей что-нибудь бантиком завяжу?
— Хватит с нас бантиков. Лучше собирай вещи. Сегодня мы отправимся в путь.
— И кто только посылает путников на ночь глядя! — забормотал Сарвитор.
— Магия, — ответил рыцарь.
— Да я просто сам с собой беседовал… — начал было оправдываться оруженосец, но не смог сдержать своего любопытства и переспросил: — Магия?
— Да. Я не знаю, куда нас посылают, но это определённо одно из тех княжеств, в которых обитают преимущественно маги. Они обычно поддерживают вокруг своей территории барьер, отслеживающий всех входящих. Но если человек идёт туда ночью, его присутствие легче скрыть магией. Видимо, нас будут поддерживать королевские маги.
— Ого, королевские маги! Видимо, опасное предстоит дело.
— Это мы узнаем по прибытию, — отмахнулся Глим.
Конь рыцаря всё это время слушал молча, помня, что король прознал о говорящем скакуне, лишь уши, которыми он шевелил время от времени, свидетельствовали о том, что он всё понимает.

Как и планировалось, ближе к закату рыцарь получил координаты. Это оказалось не так далеко от столицы Визардинии, но, тем не менее, те места считались окраиной. Городок так и назывался — Фринджак, что с древневизардинийского означало «окраина, опушка леса». Название очень подходило. У путешествующего трио ушло несколько дней, чтобы добраться до места назначения, но когда они достигли холма, с которого открывался вид на Фринджак, то увидели, что городок, и правда, словно вжился в лес. Вид производил впечатление, что люди, когда-то строившие поселение, со временем превратившееся в город, не уничтожали деревья, а аккуратно, и даже с почтением, возводили дома так, чтобы они аккуратно устраивались между деревьями, не тревожа их.

— Вот это да, — по-лошадиному фыркнул Кеша, — впервые такое вижу. Человек, уважающий природу. Обычно он смотрит на неё свысока и считает, что та не отомстит.
— Тише, — шепнул Сарвитор, — вдруг и тут шпионы. Услышат, что ты говоришь, и будут неприятности.
— Да тут никого нет, — взмахнул гривой конь. — Дай наболтаться вдоволь, пока могу.
— Сэр, — обратился оруженосец к рыцарю, — как думаете, Вас отправили сюда в ссылку или по делу?
— Нам некогда болтать, — отмахнулся тот. — Нам надо найти представителя советника.

Глим тронул поводья, и они неторопливо стали спускаться вниз, к городу. Рыцарь, не спеша, верхом на скакуне, а оруженосец шёл рядом пешим шагом. Когда они вступили в город, удивились ещё больше. Древние строители, да и современные тоже, не просто создавали город так, чтобы он не потревожил природы, но и жили с ней в согласии. Собаки и волки вместе, не ссорясь, ходили без каких-либо ошейников; дикие птицы, обычно державшиеся вдали от людей, вили свои гнёзда на ветвях прямо у крыш домов; ни один житель не применял силы по отношению к представителю животного мира, даже когда они мешали пройти.

— Куда нам? — спросил Сарвитор, когда они дошли до площади, которую окружали несколько величественных, явно нежилых зданий.
— Видимо, сюда, — кивнул рыцарь на самое высокое здание в форме узкой башни.

Он оказался прав. Когда они вошли, оставив коня снаружи, то увидели перед собой круглую комнату. В её центре красовалась винтовая лестница, ведущая наверх. Задрав голову, прибывшие поняли, что комнат в, казалось бы, узкой башне на самом деле много, просто они расположены не по горизонтали, на общей площади земли, а вертикально. На первом этаже стен не было видно. Их закрывали собой книжные шкафы, чьи полки были переполненными самыми разными видами книг, начиная от древних манускриптов, сложенных десятками свитков, и заканчивая вполне себе современными книгами: как тонкими брошюрками, так и гигантскими фолиантами.
В центре комнаты, неподалёку от лестницы, стоял дубовый стол, заваленный многочисленными справочниками и энциклопедиями. Они возвышались столь великими стопками, что гости не сразу заметили человека, работавшего за столом. Он был седовласый, на переносице красовались круглые, чуть покошенные очки. Посетители деликатно покашляли, и сидевший за столом поднял голову. Тогда наши герои увидели, что глаза у него необычные: левый жёлтый, а правый карий. Это немного пугало. Но успокаивало его лицо. Оно было бесконечно добрым и явно принадлежало учёному. Добрым оказалось не только лицо, но и голос.

— Здравствуйте! — улыбнулся рассеянно он. — Нижайше прошу прощения, что не заметил вас сразу. Увлёкся.

Продолжение следует.

1
169
2
Капля | 21.06.2018

03.07.2018 | Таша Тимсон

как? я только лайкнула, а не прокомментировала?
непорядок!!!
жду продолжения! желательно без "бантиков"))) хи-хи)))



забыли пароль?

Поиск по статьям



Пометка

Мнение журналистов может не совпадать с мнением редакции