День ростка

Рубрика: Проза


Тишина. Странная — будто я нахожусь за плотно прилегающим ко мне Заглушающим барьером, или же в меня попало заклятье глухоты. Звуков не существует, я не слышу даже своего дыхания, но это кажется привычным и неопасным, как будто я всю жизнь была глухой… Не так: будто звуки мне вовсе не нужны.

Сна я не помню, и это странно, так как обычно, просыпаясь, я, наоборот, не сразу осознаю, где сон, а где явь.
Пытаюсь открыть глаза и напрягаюсь всем своим сознанием, понимая, что не могу этого сделать. Так же, как не могу вздохнуть, потянуться, ущипнуть себя или зашипеть от бессилия.
«Что происходит?..» — проносится в голове мысль, заслоняя вполне резонное «что делать?».
Некоторое время я лихорадочно вспоминаю, не надышалась ли вчера парами от маминых зелий, не натыкалась ли на подозрительные предметы и, что самое главное, не умудрилась ли каким-то образом умереть. Потому что не чувствовать своего тела — немного напрягает. Точнее, не совсем немного… или совсем не немного.
«Уже и мыслю путано», — думаю я и удивляюсь отстранённым мыслям. Разве не должна я сейчас биться в истерике?
«Попробуй — было бы интересно на тебя посмотреть…» — тут же фыркаю я сама на себя и, наконец, решаю, что стоит немного расслабиться, раз уж умных мыслей все равно не придёт. Что будет, то будет.
По привычке пытаюсь хмыкнуть, вновь вспоминаю о своём положении и прекращаю дёргаться. Память услужливо подкидывает слова дяди о том, что пытаться заставить себя расслабиться или уснуть — гиблое дело, поэтому просто переключаюсь на более интересные мысли. В частности — вспоминаю недочитанную книгу, стараясь логически вычислить, чем же она закончится.

Через некоторое время внезапно понимаю: что-то не так. Вернее, интуиция говорит, что всё идет как надо, но это «всё» крайне непривычно. Поняв, откуда идёт беспокойство, с интересом прислушиваюсь к своим ощущениям — вернее, ощущениям «тела»… если можно так сказать, поскольку на тело оно мало походит.
Напряжённое наблюдение ничего не даёт, поэтому я сама не замечаю, как полностью расслабляюсь.

…Тепло. Очень тепло. Ласковые лучи солнца обнимают меня со всех сторон, так приятно, так привычно… Я набираюсь сил; солнце питает меня — а я питаю своих детей; скоро они освободятся, а позже — вырастут… Так же, как выросла я…
Не слова — ощущения, но моё сознание привычно превращает их в понятную мне информацию. Перечитала книг, кажется; впрочем, сейчас — неважно.
Ощущения не исчезают, но становятся лишь фоном — мысли и чувства могут сосуществовать, но по отдельности их проще разобрать. Только я мыслей лишаться не хочу — по крайней мере, не полностью; этот странный наплыв был одновременно и интересным, и пугающим.

«Кем или чем бы я сейчас ни была, — решительная мысль выходит, только немного пафосная, — это надо исследовать!»
Теперь я знаю, что искать, и гораздо лучше воспринимаю все ощущения.
Мир — как на ладони, весь — вокруг… Какой-то умный человек заметил, что для человека окружающий мир часто существует только если он с ним прямо взаимодействует; если он один — мир отходит на второй план, если ему больно — исчезает насовсем. Здесь же такого нет. У меня нет ни зрения, ни обоняния, ни вкуса, ни осязания — в привычном понимании этих слов. Всё заменяет какое-то другое чувство, более мощное. Я просто воспринимаю весь мир — каждой клеткой своего тела; лучи солнца, тепло, спокойное и счастливое взаимодействие с такими же, как я.
Есть ещё… мы бы сказали, «чёрные пятна» — это увядание, смерть, болезни, мёртвый холод маггловских городов, ожоги на всей природе в целом от грубой и агрессивной Тёмной магии… А еще есть знание. Не непреложно-научное, как у магглов, — другое. Абстрактное, но в то же время — достаточное, большего и не нужно.

Мое сознание здесь чужое — в этом я уверена. Но также я знаю точно, что нахожусь не в чужом «теле» — в собственном, и никому не мешаю, если только прекращу до всего допытываться, всем интересоваться; если только приобщусь к их коллективу.
Гармоничность и красота — внутренняя красота — поражают меня. Я, наверное, теперь физически не могу нарушить это великолепие, и уж точно не применю даже самое мелкое заклятье Тёмной магии. Абсолютно уверена.
Но такого «коллективного разума» мне не нужно! Я привыкла к самостоятельности, самодостаточности, я всё время стараюсь что-то понять, мысленно разобрать на части. Я уважаю и понимаю эту форму жизни, более чем, но… не хочу ни в чём растворяться. Заберите меня отсюда!

На меня накатывает приступ паники, и я тут же чувствую, как начинает увядать цветок, как сохнут корни, как замедляется движение какой-то энергии внутри меня. Ранее никогда не интересовалась травоведением, но эти признаки поняла однозначно.
«Нет! Стоп! Не так!» — немного истерично подумала я и с огромным облегчением поняла, что восстанавливаюсь.
Интересно — значит, в основном, не считая всяких сезонных подробностей, которых я не знаю, растения умирают лишь по собственному желанию, когда уверены, что сделали всё, что могли бы сделать, или когда накапливается много негатива…
Паника прошла, и мозги стали работать с удвоенной силой.
Значит, многое зависит от желаний. Не столько среди растений, сколько в мире вообще…
«Растения… Мило… Давно уже поняла, кто я, а удивилась, применив обычное слово. Кстати, кто я?»
По всем ощущениям и скудным познаниям в травоведении, выходил самый обычный — немагический — подсолнух. Хотя такой ли обычный?..

Мысли перескакивают с одной на другую. Плохо. Совершенно не могу сосредоточиться.
«Только истерики не хватает…» — мрачно думаю я и стараюсь успокоиться.
«Так, о чём я думала? Хм… Есть гипотеза, что яростные желания часто сбываются; более того, одного желания чуть не хватило для смерти, а интуиция подсказывает, что это была бы смерть, а не возвращение. Кстати, о чём я думала вчера? О том, как мне все надоело, кажется? Неважно…»
Мысли всё ещё старательно разбегаются, но я не менее настойчиво собираю их обратно.
«Но исполняются они далеко не всегда. Может, зависит от времени, может, от чего-то ещё — неважно, надо посмотреть календарь… Холоднее становится, солнце близится к закату, пора спать…»
Привычка срочно требует тряхнуть головой в попытке сосредоточиться, но поднимающееся раздражение делает только хуже.
Истерика все-таки приходит. Все «гипотезы», «умные» рассуждения и странные мысли разбегаются, в голове остаётся только одно желание: «Домой хочу!»

Очень быстро куда-то падаю; смотрю вниз — издалека приближается крыша особняка.
Мило.
Очень даже.

Резко вскакиваю с кровати и полубезумно оглядываюсь, постепенно понимая, что это всё-таки был сон. Пусть я его и помню до мельчайших деталей.
Включая моменты, когда я строила из себя умную волшебницу, вышла из себя и летела навстречу до боли знакомой крыше. И пусть всё закончилось благополучно, а во время падения обязательно сработала бы стихийная магия, всё равно неприятно – как будто я и вправду была на волосок от смерти.
А еще есть буря эмоций. Совершенно реальных, несмотря на то, что появились ещё во сне. Во всяком случае, безудержный истерический хохот мне удаётся остановить лишь через минуту, и я, мысленно поблагодарив старшего брата за заглушающие чары, сползаю с кровати к тумбочке со стаканом воды.
«Что-то этот сон должен значить. Слишком реален».
Думать над сном категорически не хочется, хотя обычно мне нравятся необычные задачи.
«Что ж, сейчас как-то не до задач. Ладно, кошмар кошмаром, а заснуть я всё равно не смогу…»
Сделав этот незамысловатый вывод, быстро и поверхностно привожу себя в порядок, шарахаюсь от зеркала и бреду в библиотеку.

…Длинные ряды книг на полках, любопытство, побеждающее осторожность, тонкая серая тетрадь, притягивающая взгляд; странная воздушная воронка, до боли знакомые ощущения и паника.
Тишина. Странная — будто я нахожусь за плотно прилегающим ко мне Заглушающим барьером, или же в меня попало заклятье глухоты…

2
58
2
Анси | 01.08.2018

09.08.2018 | Элара

Спасибо)

09.08.2018 | Таша Тимсон

Всегда интересно почувствовать себя в роли другого !
Спасибо за такие яркие и необычные ощущения!)



забыли пароль?

Поиск по статьям



Пометка

Мнение журналистов может не совпадать с мнением редакции