Кошачье имя

Рубрика: Проза


Рассказ обязан своим появлением вопросу одной домашки много лет назад:
3. Внезапно Вы превратились в животное. Расскажите один день из Вашей жизни. И главное, как Вы снова стали человеком?


Небо уже окрасилось в бледно-розовый цвет, и солнце медленно тонуло в собственном свете, опускаясь за горизонт. Приятный запах цветущей сирени плавал в воздухе, мягко окутывая собой всё живое, заставляя забыться в нежно-розовой сказке.
В такой вечер невозможно было остаться дома. Хотелось вырваться из привычной прохладной тени навстречу тёплому ветру и расцветающей весне, навстречу яркому закатному солнцу.
Я незаметно выскользнула из дома. Чистое зеленеющее поле было совсем недалеко, мне нужно было лишь пройти две улицы. Конечно же, я выбрала самый близкий путь к свободе.
Это была узкая тропинка меж озером и улицей, поросшая мягкой весенней травкой. С обеих сторон стоял серо-коричневый бурьян, оставшийся с прошлой осени. Его так и не убрали… А мы, деревенские дети, на этом и не настаивали: заросли высоких коричневых колючек позволяли нам незаметно выбираться на окраину деревни.
Окраиной была одна из самых молодых улиц — широкая асфальтная дорога. Здесь никто не жил; справа от дороги были высокие заборы и задние части дворов с предыдущей улицы, а слева начиналось поле.
На нашем поле почти не было зарослей, подобных тем, что окружали тропинку. Основная часть была покрыта молодой травой и вскоре станет пастбищем; большими чёрными прямоугольниками на её фоне выделялись вспаханные участки поля. Вдалеке чернел лес, поглощая солнце.
Я осторожно спустилась по небольшому склону от дороги к полю и быстро побежала по мягкой траве. По дороге я наткнулась на какую-то корягу, зацепилась и, упав, покатилась по земле. К счастью, ушибов, кажется, не было… Я осторожно встала и стала отряхиваться, сдерживая смех. Когда мой взгляд упал на землю, я увидела странную вещь.
Сначала мне показалось, что это кусочек стекла или зеркала — солнечный свет, отразившись, ярким пятном запечатлелся в моём зрении. Прищурившись, я наклонилась и заслонила предмет своей тенью.
Это оказалось украшение. Тонкая, изящная серебряная цепочка прикреплялась к объёмной фигурке в виде солнца. С четырёх сторон в узорчатом обрамлении были вставлены маленькие зеркальца. По размеру эта фигурка была чуть больше ногтя на пальце руки.
Я прикоснулась к одному из миниатюрных зеркал, гадая, кто мог оставить эту странную цепочку в поле. Может быть, кто-то из наших его потерял, когда мы здесь бесились вовсю…
Мне не пришлось долго строить догадки. В один момент произошло сразу три вещи: у меня закружилась голова, я машинально сжала кулон, и тьма закрыла мир собой.

Спустя мгновение — как мне показалось — я очнулась. Почти сразу я ощутила, что прошло минимум полчаса. Хотя точно понять, почему я так считаю, я не могла. Я знала, и этого было достаточно.
Я открыла глаза, заметив, насколько потяжелели веки. И едва не вскрикнула от ужаса.
Со мной что-то было не так. Тени и сумеречное небо предстали передо мной во множестве оттенков серого — настолько разнообразных оттенков, что, кажется, заменяли собой остальные цвета… Но и человеческие цвета тоже присутствовали, яркие, резкие, без плавных переходов и второстепенных оттенков. Лучше бы уж совсем без них.
Кроме того, мир казался мне… объёмнее. Я не нашла других слов, которые могли бы это объяснить. Скажем так: я могла точно сказать, какого размера вон тот камень и на каком расстоянии от меня он находится. Таким образом я видела где-то в трёх-четырёх метрах от себя, дальше всё было размыто и неестественно.
Однако это было то же самое поле, та же самая дорога и тот же самый воздух.
Что произошло?
Мне стало страшно. Я продолжила обследовать собственное тело, не особенно полагаясь на зрение. Стояла я на четвереньках, и мне почему-то не хотелось встать на две ноги. Точнее, не так: у меня было четыре ноги и ни одной руки. Странно.
Я могла шевелить ушами и различала все шорохи. Закрыв глаза, я могла примерно сориентироваться на местности исключительно по звукам и запахам. Точность моих движений определяла какая-то новая часть тела… непривычная, упругая, довольно-таки сильная. Это был… хвост.
Меня замутило. Кто я теперь?
Я снова открыла глаза и осмотрела себя. Пушистая бледно-серая шерсть, в восприятии людей, скорее всего, палевая… Светлая кошачья шерсть. Кошка.
— Нет… — пробормотала я.
Но вместо желаемого человеческого слова из моего горла вырвался странный утробный звук, состоящий из множества вибраций. И, что самое странное, я понимала, что они означают.
— Привет, — прозвучал за моей спиной точно такой же звук, но с другой громкостью.
Я резко обернулась, даже не упав в своём новом, непривычном теле.
Это была кошка. Угольно-чёрная, с серыми глазами… Люди сказали бы — жёлтые.
Я поздоровалась, удивлённо пошевелив усами, — и лишь сейчас обнаружив ещё один орган. Вроде бы осязательный.
Мои усы – или вибриссы, как их называют продвинутые учёные люди, — улавливали колебания в воздухе. Все органы чувств были взаимосвязаны, без любого из них не было полноценной кошки. В меня, например, забыли добавить кошачий мозг.
Я мысленно усмехнулась. Определённо забыли — вряд ли кошки способны смеяться над собой.
— Ты человек, — сказала кошка. Её говор был немного непривычным, но я всё же почти сразу соображала, что она имела в виду. — Я видела.
Я удивлённо моргнула. Кстати, ещё одна странность — мне не нужно моргать так часто, как людям. Этот жест был лишь выражением чувств, не более.
— Что именно ты видела? — поинтересовалась я, пытаясь сдержать дрожь в голосе.
Кошки тоже дрожали.
— Ты взяла в руки эту вещь, — сообщила мне незнакомка. — Превратилась в кошку и пробыла полчаса без сознания.
Сон это или не сон, но он очень походил на реальность. Пусть и очень абсурдную.
Во-первых, я раньше не знала, что собой представляет кошачье зрение. Сейчас я была абсолютно уверена в том, что именно так кошки и видят.
— Но… как? — тупо спросила я.
— Ты не первая, — склонив голову набок, ответила кошка. – Одна человеческая волшебница решила поэкспериментировать с магией. Создала этот кулон и превратилась в кошку. Мы рассказали ей о своём мире, а она взамен подарила нам эту вещь. Многие кошки уже познакомились со своими хозяевами. Кстати, тебя ждёт твоя кошка.
— Я превращусь в человека? — задала я самый важный вопрос.
— Конечно! Стоит только коснуться носом одного из зеркал, — пошевелила усами кошка. Кажется, это означало усмешку. — Только не спеши, иначе О-ххи-моахи обидится.
— Кто-кто? — переспросила я.
— Твоя кошка. Ты называешь её Фиалкой, — ответила мне незнакомка.
— О-ххи-моахи, говоришь? — с трудом повторила я странное слово. — А тебя как зовут?
— Я — кошка твоих соседей, они называют меня Рокси. Моё настоящее имя — Риах.
— А что означают ваши имена?
— Характер. О-ххи-моахи — спокойная. Риах — дерзкая, — ответила, пошевелив ухом, Риах.
Я не стала гадать, что означает этот жест.
Дерзкая, значит?
— Идём же, — нетерпеливо позвала меня Рокси. — Тебя же искать будут, если задержишься?
— Наверное, — махнула хвостом я и последовала за кошкой.

Свою кошку я узнала сразу. Хотя сейчас, в серых цветах, она выглядела как-то непривычно. Будто в чёрно-белом фильме, но при этом оттенков было раза в четыре больше.
Фиалка сидела, вылизывая переднюю лапу. Её усы дёрнулись, почувствовав наше приближение, и, прекратив умывание, она встала, приветствуя нас.
— Привет, О-ххи-моахи, — удивительно, но я произнесла её настоящее имя без запинки.
— Привет, — моргнула она и, помолчав, повторила: — Привет, Лера.
Лера… В кошачьих устах это имя прозвучало как-то непонятно. Сочетание нескольких гласных и кошачьего подобия буквы «Р» было прямой транскрипцией с человеческого языка… с кошачьим акцентом, если можно так сказать.
— Знаешь, как мы бы тебя назвали на нашем языке? — неожиданно спросила Фиалка.
— Как? — заинтересованно спросила я.
— Хиффоу, — произнесла она. — Запомни этот звук: Хиффоу. Знающая.
Я шёпотом повторила свое имя и добавила:
— Я запомню.
— Слушай… скажи, ради чего люди держат кошек? — задала Фиалка свой первый вопрос.
— Ну… — я опустила глаза. — Сначала кошки были лишь способом ловли крыс и мышей. Своеобразная охрана. Теперь ещё и в качестве моральной поддержки, — сказала я. Кошки кинули на меня непонимающий взгляд. — Когда кажется, что никто не понимает, хорошо иметь друга — кошку.
Фиалка лукаво сверкнула глазами.
А потом они завалили меня вопросами. Кошки спрашивали о том, как живут люди, о нашем мировоззрении и о прочих моральных деталях. Были вопросы и о том, что за непонятные вещи: компьютеры, машины и прочее, но спрашивали они лишь о назначении, а не об устройстве. Кажется, кошки совсем не думали о том, чтобы стать такими же, как люди.
Время прошло незаметно, а я так и не успела ни о чём спросить кошек. 
Было уже десять часов вечера — правда, я не могла сказать, откуда такая информация. Меня ждали дома.
— Прощай, Хиффоу, — сказала Фиалка. — Сейчас ты снова станешь Лерой. Но я буду называть тебя твоим кошачьим именем.
Я кивнула. 
— До встречи, О-ххи-моахи. Пока, Риах.
Рокси лапой подкатила ко мне цепочку с солнцем. Кинув прощальный взгляд, я коснулась носом зеркала…

3
156
2
Анси | 16.08.2018

16.08.2018 | Эльтран

Отличный рассказ!

20.08.2018 | Эсми

Хиффоу, значит... Запомним))
Интересная история!

28.08.2018 | Таша Тимсон

Отличная история!)
Спасибо!



забыли пароль?

Авторизация



забыли пароль?

Вакансии

В «Агору» требуются:
— журналисты;
— корректоры;
— PR-агент.
По вопросам трудоустройства обращайтесь к Главному редактору.

Поиск по статьям



Пометка

Мнение журналистов может не совпадать с мнением редакции