Визардиния. Часть 10

Рубрика: Проза


В предыдущем выпуске. Так ли уж виновна преступница, нападающая на невинных? Быть может, и её поступки можно понять? Так подумали те, кто слушали, как пойманная объясняла свой образ мыслей. Но разговор прервала глава общества магов Фринджака, которая не была в настроении выслушивать девушку.

Часть десятая


К обеду рыцарь и правда направился к Майтине Колс. Сарвитор порывался сопровождать его, но Глим сказал, что Кеши будет достаточно.
Стоило ему войти в резиденцию главы магов, и Майтина, которая была одна в своём кабинете, узрев его, попросту преобразилась. Если раньше она держалась независимо, гордо, почти грубо и даже высокомерно, то теперь перед ним стояла женщина, которая собиралась пленить сердце мужчины, и даже черты лица словно стали мягче, линии плавнее, и она стала смотреться более миловидно.
Майтина грациозно встала и мягкой кошачьей походкой прошлась вокруг посетителя, звеня своими браслетами при ходьбе. В конце концов, она встала прямо перед ним и, заглянув в глаза, мягко положила руки прямо на плечи.

— Ты мне очень понравился, ещё когда я в самый первый раз увидела тебя. Я не так красива, как лучшие женщины столицы или даже наши местные красивые дурочки. Но и у меня есть достоинства. Я умна, и у меня есть власть. Ведь я глава всех местных магов и волшебниц. Вместе мы горы свернём. Твоя красота, навыки, таланты, слава и мои власть, ум. Немного времени — и я смогу сделать тебя одним из влиятельнейших министров Визардинии, сама же буду скромно оставаться в тени. Разве не этого хотят мужчины? Власти! Что скажешь? Назови меня возлюбленной, и мы будем непобедимы.

Глим, не ожидавший такого напора, оторопел и лишился дара речи, а потому не сразу среагировал. Видимо, Майтина приняла это за раздумывание над её словами и продолжала окутывать свою жертву льстивыми речами. Наконец, Глим осознал происходящее и отпрянул. На лице его было нарисовано нескрываемое отвращение.

Одно его движение — и Майтина всё поняла. Она потерпела поражение и почувствовала себя оскорблённой, как никогда.
— Стой! Не говори! Твоё лицо красноречивее любых слов! Подумай! Я дам тебе ещё шанс. У меня множество связей и заклятий в припасе. Мне легче лёгкого погубить тебя! Не разумнее ли выбрать власть?
— И это Вы называете любовью? Шантаж? Или люби, или спокойно не живи? — заговорил он. — Я не смог бы полюбить Вас даже ради власти над всем миром. Я всё знаю о Вашей прошлой жизни, о клане Ястреба. Такие знания не могут быть рассадником для добрых чувств.
— Ничтожество! — воскликнула Майтина. — Ты пожалеешь!
Но Глим уже вышел и вскочил на коня, намеренный ехать просить аудиенции у короля, надеясь вымолить прощение для Айры.

Майтина вылетела вслед за ним. Если пять минут назад она была ласково урчащей кошечкой, обещавшей все земные блага, то теперь преобразилась в фурию. Её лицо было искажено яростью, гневом, унижением. Брови изогнулись, придав лицу невероятную схожесть с дьяволом, длинный нос чуть загнулся вниз, зубы обнажились в зловещей ухмылке, а волосы растрепались. Из неё исходили мощнейшие волны магии.
Не дав опомниться ни Глиму, ни Кеше, она срывающимся на фальцет от эмоций голосом начала выкрикивать заклинание:
— Онче идор сишил лисо сингосо синревто идапы инсаз!
Под влиянием заклинания благородный конь словно споткнулся, и три из четырёх его ног охромели. Он лишился дара речи, а рыцарь как-то обмяк. Всегда прямая спина его ссутулилась, голова опустилась, глаза закрылись.
Довольная Майтина сказала:
— Ха! Отлично сделано! Без памяти, не способный очнуться от вечного сна. Спасибо Айре. Синдром Белоснежки — отличная вещь.
Хмыкнув, злодейка развернулась было идти обратно в свой кабинет, но обернулась.
— Чуть не забыла! Давай, конь, иди. Ступай. Не стой тут.
Кайтемир Екзелтус Шонорабл Аверелиус невнятно фыркнул, покачнулся и, хромая на три ноги, побрёл куда-то, не разбирая дороги.

Сарвитор так и не дождался своего друга и хозяина. Напрасно прождав несколько часов, он обошёл весь городок, зайдя, разумеется, в первую очередь, и к Майтине, и к Эриду. Никто ничего не знал. Никто ничего не видел. Обошёл он неоднократно и сам городок, и все места вокруг него, но никого не нашёл. Случайно ли? Кто знает…
Преданный оруженосец пробыл в Фринджаке целых 22 дня. Но даже следы от копыт Кеши исчезли. И тогда Сарвитор, отчаявшись, отправился в столицу за помощью, на которую очень рассчитывал. Ведь Глим очень многим помог. Он не только был отважным рыцарем, прославившим своё имя в многочисленных состязаниях, но и путешествовал по миру, помогая обездоленным и попавшим в беду. Не только мечом и магией, но и знанием законов. Не может быть, чтобы никто из них не пожелал бы отплатить той же монетой. На крайний случай, можно будет пойти к самому королю, ведь тот высказывал уважение к своему верноподданному.

С того времени, как Сарвитор последний раз видел Глима, минуло ни много ни мало целых пять лет. Никакие действия не дали результатов. Всё королевство было обыскано, была даже объявлена награда тому, кто доставит королю полезные сведения о местонахождении рыцаря, но никто не видел его ни живым, ни мёртвым. А ведь, благодаря известности, очень многие знали его в лицо.
Разумеется, сэр Кайт Фал Соринговский, по приказу Луи III, направил команду королевских сыщиков во Фринджак расследовать, что стало с рыцарем, но те вернулись с пустыми руками. Со временем шум, связанный с пропажей одного из знаменитейших и прославленных рыцарей, стал утихать. Даже Сарвитор, который предпринял всё возможное и невозможное для поиска Глима, угомонился. Он осел в замке своего господина, заперся в своей комнате и целыми днями глушил веселящее зелье. Оно заставляло смеяться и улыбаться любого. В своё время оно было сварено для принцессы Несмеяны и с тех пор никого ещё не подводило, однако улыбка, сияющая на лице, не означает, что улыбается и душа. Чем больше Сарвитор пил зелье, тем мрачнее становилось у него на сердце. Однако пить он продолжал. Домоправитель Мох неодобрительно качал головой каждый раз, когда приносил ему очередную бутылочку с улыбкой чеширского кота на этикетке, но не пытался остановить оруженосца. Мох и сам тосковал по хозяину. К тому же, по законам Вирджинии, если хозяин земель пропадает без вести более, чем на десять лет, всё его недвижимое имущество должно отойти государству, а тот передаст их кому-нибудь из заслуженных деятелей политики. Глим был одним из миллионов, позволяя заниматься каждому из своих людей тем, к чему лежала душа и были способности. Это отличало его от большинства других землевладельцев, которые предпочитали делать из своих людей рабочих, занимающихся чёрной работой без выходных, поэтому живущие на землях сэра Глима ушли на его поиски, а некоторые попросту сбежали.

Вероятно, так прошло бы ещё пять лет, но однажды во Флайские земли прибыл один из преданнейших друзей пропавшего рыцаря, который стал таковым после того, как Глим помог ему избежать разорения из-за пустого навета недоброжелателей, которым он был невыгоден. Этого славного, богатого и влиятельного человека звали сэр Сквэр Сол Дасверский. Одиннадцатый из двенадцати министров короля. Опасный для своих противников тем, что его нельзя ни подкупить, ни шантажировать, а значит, невозможно и повлиять на него. Луи III прекрасно это понимал и к его слову был более восприимчив, чем к мнению всех остальных своих советников вместе взятых. Из-за этого в своё время Сквэр чуть было не лишился своего положения.
Одиннадцатый министр, несмотря на свой глубокий возраст, выглядел молодцом. Сплошь седые волосы, заплетённые в знак своего социального положения в высокий хвост, ничуть его не старили, а даже, наоборот, прибавляли мужского шарма. Высокий, почти два метра ростом, статный, стройный, он привлекал к себе больше женского внимания, чем самые красивые молодые люди королевства. Зелёные глаза, окружённые морщинами, смотрели бодро и пронизывающе. Он принадлежал к той редчайшей породе людей, которые, получив зло, запоминали, а получив добро, запоминали его более крепко и не оценивали его по тем или иным критериям, а платили добром за добро так, словно им ни много ни мало спасли жизнь, а не делали небольшого одолжения, не требующего сверхъестественных усилий.
Сквэр, пожалуй, был единственным, кто ещё не опустил руки, а продолжал своё расследование с тем же рвением, какое прикладывал в тот день, когда впервые узнал о пропаже друга.
Он внезапно заявился в поместье Флайевское, когда часы пробили полночь, и сразу попросил Моха проводить его к Сарвитору. Домоправитель поспешил выполнить указание. По лицу позднего гостя было видно: если он и не нашёл рыцаря, то, по крайней мере, нашёл ниточку, потянув за которую, сможет это сделать.

Продолжение следует.

4
50
1
Капля | 31.10.2018

01.11.2018 | Таша Тимсон

Вот это поворот!
Неожиданно!
Спасибо за продолжение!!!

05.11.2018 | Капля

)))

05.11.2018 | Таша Тимсон

Если честно, жалко рыцаря. И девушку из предыдущей части!
Ведь будет хеппи енд, правда?)

06.11.2018 | Капля

/Сделала загадочное лицо/



забыли пароль?

Поиск по статьям



Пометка

Мнение журналистов может не совпадать с мнением редакции