Визардиния. Часть 11

Рубрика: Проза


В предыдущем выпуске. Говорят, что разозлить женщину — к несчастью. А что, если женщина, плюс ко всему, ещё и опасная, могущественная колдунья? А если не просто разозлённая, но ещё и отвергнутая? Нужно прятаться в бомбоубежище. К сожалению, Глим об этом не подумал. И зря. Обозлённая донельзя Майтина обратила против него заклинание, после чего тот пропал на очень-очень долгий срок. Все отчаялись найти его. Кроме одного старого друга. Раскопав кое-какую информацию, он прибыл в замок пропавшего рыцаря.

Часть одиннадцатая


Оруженосец сидел в углу комнаты.
— Сарвитор! — позвал его Сквэр. — Ты спишь?
Тот приоткрыл глаза. На губах блуждала бесконечная улыбка, но в очах стояла бесконечная боль.
— Не спишь? Отлично! У меня появилась ниточка. Я давно думал об этом, но возможность воспользоваться шансом появилась только теперь. Собирайся, мы едем в Шату.
— Зачем? — подал голос Сарвитор.
— Сэр Глим! Помнишь такого? Нужно его найти!
— Ах, оставьте, сэр Сквэр, он давно мёртв. Подумайте сами — пять лет его никто не видел. Верно, его сразила та драная кошка Май или кто-то по её поручению… Иначе как объяснить? Погиб, погиб мой добрый, мой язвительный господин. Мой сэр… он был такой непобедимый. В честном бою никто, никто не мог одержать над ним верх. Должно быть, сражён в спину предательской стрелой или неотразимым заклинанием. Лежит в земле сырой и даже могилки никто не поставил. Не сыскать теперь. Не сыскать.
Сарвитор икнул, торопливым движением утёр вытекшую было предательскую слезу и потянулся к бутылке веселящего зелья сделать ещё несколько глотков, но Сквэр не позволил сделать этого. Он схватил оруженосца за плечи и встряхнул:
— Это не единственный вариант! Да приди ты в себя! Пройдёт неделя, может, больше — и ты начнёшь казниться. Думать, а что если он был жив? Что если я смог спасти его, но не захотел просто потому, что опустил руки? Тебя же совесть замучает!
Тот вырвался.
— Да она меня уже мучает! Я должен был настоять пойти с ним к этой подлой, коварной крысе! Тогда мы погибли бы оба и мне не пришлось бы страдать!
— Эгоист! — прорычал министр. — Делай, что хочешь. С твоей помощью я мог бы добиться своего быстрее, чем самостоятельно, но раз ты не хочешь помогать, я сделаю всё сам. Представляю себе, что скажет Глим, когда я найду его и расскажу, что ты отказался содействовать.
— Зовите его СЭР Глим! Он вам не простолюдин!
— Мы друзья. Зову его, как хочу. И не такому безвольному дураку, как ты, мне, министру и землевладельцу, указывать, как себя вести.
Мужчина явно пытался спровоцировать отчаявшегося на эмоциональную вспышку. Это очень действенный способ для манипулирования. И ему это удалось. Сарвитор вскочил. В глазах его стоял гнев.
— Ваше имя Сквэр от слова «скверный»?! — завопил он.
— Нет, с древневизардинийского оно значит «благородный», — спокойным тоном парировал тот.
— Ну что ж, благородный, шанс — так шанс. Я заставлю Вас уважать себя! Вы, верно, как и остальные, полагаете, раз я наполовину гриндлоу, так ничего не стою?! Мы найдём его!

Сквэр с облегчением выдохнул. Манипулировать Сарвитором оказалось куда как легче, чем ему представлялось. Всё прошло на удивление легко и быстро. Он сам не ожидал этого и даже был разочарован. Вот уж не ожидал, что помощник и друг непобедимого рыцаря будет столь лёгок в управлении чужой волей. К счастью, он вовремя вспомнил, что у веселящего зелья есть побочный эффект — он ослабляет волю, и понял, что если бы не оно, эта маленькая победа не далась бы так легко. Взяв на заметку этот побочный эффект (пригодится противостоять интригам врагов), Сквэр знаком показал Сарвитору следовать за ним, и они вместе на лошадях поскакали в королевский замок Шату.

Дорога заняла пять часов. За это время зелье выветрилось, и Сарвитор начал приходить в себя. Он понял провокацию министра и уже пожалел, что так легко поддался на неё, но отступать было нельзя. Он не мог себе позволить нарушить данное слово. Он не верил в то, что предприятие увенчается успехом, однако понимал — сэр Сквэр был прав. Если хотя бы не попробует, в жизни себе не простит.
Сарвитор думал, что они едут к самому королю, и недоумевал, зачем. Ведь Луи III пять лет назад лично распорядился о поиске своего пропавшего верноподданного, но он ошибся. Они заехали в Шату лишь за разрешением посетить королевскую тюрьму, куда сразу и направились. Уже тогда бывший оруженосец заподозрил что-то, но всё же был безмерно удивлён, когда, войдя в камеру, единственным украшением которой был слой сена, застилавший пол, увидел Айру.

Видимо, девушка только что спала и проснулась от громкого звука отодвигающегося засова. Волосы её были взлохмачены, а глаза сонно щурились и не сразу смогли различить лица. Стражник, пропустивший ранних посетителей, стоял с факелом как раз за их спинами, ослепляя Айру. Но вот глаза привыкли, и она заговорила.

— Министр? Снова вы? Напрасно. Только зря теряете время. Я уже сказала в прошлый раз, что ваши попытки напрасны. Я не намерена ничего сообщать ни о своём деле, ни о чьём-либо ещё. Мне в любом случае никто не поверит. Всё, что мне осталось, — умереть.
— И продолжить всё снова? - закончил за неё предложение Сарвитор и вышел из-за спины своего спутника, за которой до этого времени прятался.
— Вы! — воскликнула Айра. — Вы друг того рыцаря! Ничем мне не помогли, а теперь пришли что-то от меня требовать? А Ваш друг. Он казался человеком чести. Казалось, что переживал за меня. И что же? Я здесь томлюсь уже пять лет, а он даже не пришёл навестить ни разу. Впрочем, я особо и не надеялась. Уж не знаю, чего вам от меня надо, но помогать я не буду.
— Так ты ничего не знаешь?! — поразился Сарвитор и обратил вопросительный взгляд на своего спутника.
Тот пожал плечами:
— Даже выслушать меня не пожелала. Заткнула уши и стала громко петь какую-то песню на неизвестном мне языке. Потому ты мне и понадобился.
— Вы не забыли, что я здесь? — напомнила о себе Айра. — Чего я не знаю?
Сарвитор вздохнул.
— Мой друг потому и пропал, что отправился к Майтине Колс договариваться если не о твоём освобождении, то о том, чтобы в тюрьму тебя сопровождал он. Надеялся по пути освободить тебя и сделать вид, что ты сбежала.
— Пропал? — поразилась девушка. — Когда?
— В тот же день, когда тебя схватили. Ровно в полдень. Последней его видела Май.
— Но ведь прошло пять лет! Она наверняка его убила!
— Я сэру Сквэру то же самое сказал, но он заявил, что ты ниточка, потянув за которую, можно найти рыцаря.
Айра задумчиво посмотрела на министра. Тот не отводил взгляда. Видимо, этот бессловесный поединок что-то решил, потому что арестантка кивнула и сказала:
— Спрашивайте, что угодно. Сэр Глим знал обо мне всё и не осуждал меня, а если вам верить, ещё и спасти хотел. Это дорогого стоит. Если от меня что-то зависит, я помогу.
— Мне удалось получить у короля разрешение на Ваше временное освобождение сроком на 2 месяца, — сказал министр. — Если Вам удастся помочь нам, наказание будет пересмотрено. Поэтому мы уходим. Неподалёку от тюрьмы есть дом. Мы отдохнём в нём, обговорим кое-что и выдвинемся на поиски.

Айра отсыпалась целые сутки. Её организм и душа требовали отдыха, ведь тюрьма отнюдь не является одним из самых радостных мест. Мужчины не будили её, хоть их время было очень сильно ограничено. Наконец, когда она проснулась и они все вместе позавтракали, а Сарвитор отправился за лошадьми, Сквэр попросил недавнюю арестантку:
— Айра, расскажите о заклятии, которое назвали синдромом Белоснежки.
— Но почему Вас оно интересует?
— Просто расскажите.
— Хорошо, — кивнула девушка. — Я создала это заклятие для наказания плохих людей. Оно погружает их в сон, который ошибочно путают с комой. На самом деле человек просто спит. Притом неважно, в какой позе он был застигнут во время произнесения заклинания — сидел ли, стоял ли, лежал ли. Он так и останется, если только окружающие люди не изменят эту позу. Это всё, что касается физиологии. Но самый стержень заклинания состоит в другом. Как я уже сказала, человек засыпает. Как надолго, зависит от него. Закоренелые грешники могут проспать десятки лет. Поэтому это и назвали синдромом Белоснежки. Время пробуждения зависит от того, как скоро жертва поймёт свои дурные поступки и раскается в них. А пока этого не произойдёт, он будет видеть сны о своей жизни.
— А если наложить заклинание на безгрешного? — спросил её министр.
— Подождите-ка! — осенило Айру. — Вы подозреваете, что сэр Глим подвергся синдрому?
— Не исключаю такой возможности, — отклонился от прямого ответа Сквэр.
— Никогда не пробовала так делать, — пожала плечами волшебница. — Если заклинание подействует, вероятно, сны жертвы будут приятными.
— Но как же снять тогда заклинание, если сны не будут перевоспитывающими?
— Этого не знаю даже я — создательница заклинания. Что если попробовать разбудить, как будят обычного спящего человека?
Во дворе заржали кони и министр поднялся:
— Это Сарвитор. Нам пора выдвигаться.
— Но куда мы отправляемся? Во Фринджак? — спросила Айра.
— Да, я тоже хотел бы это узнать, — добавил Сарвитор, который как раз вошёл, чтобы доложить, что кони готовы.
— Мы едем в Мурию.
— В Мурию?! — хором удивились бывший оруженосец и девушка. — Но это очень далеко от Фринджака.
— Я получил оттуда очень важное свидетельство. Там видели спящего рыцаря.
— Спящего?! — на удивление синхронно снова воскликнули подопечные министра.
— Я подумал о том же, что и вы, — кивнул министр, — что Майтина разгадала по магическим волнам, которые оставляет любое волшебство в воздухе, составляющие заклинания, скопировала и обрушила на голову нашего общего друга. Но особо не надейтесь на успех. Тот, кого в Мурии называют спящим рыцарем, наводит страх на всю округу. Матери им пугают своих детей, ибо все, кто его видел, приходят в ужас. Они никогда не видели, чтобы спящий рыцарь ехал на коне и при этом не падал. Да и конь смотрится жутко. Эти двое непохожи на наших друзей. Сэр Глим никогда бы не допустил, чтобы его пугались. Он очень заботился о внешности своей и своего верного скакуна, будучи глубоко убеждённым, что представители силы должны выглядеть прилично. А у спящего рыцаря все доспехи покрыты ржавчиной, волосы его спутаны и достигают середины спины, лицо заросло бородой, а грива и хвост у его коня покрыты жуткими колтунами, к тому же оба они невероятно грязны.
— Но ведь прошло пять лет! — воскликнул Сарвитор. — Если он подвергся заклинанию, то не может проснуться, а значит, не мылся всё это время, не брился и не чистил доспехи. Я уж молчу о коне.
— Он хром на три ноги, — добавил Сквэр.
— Да это он за пять лет охромел! — убеждённо проговорил Сарвитор.
Если раньше он совершенно не верил в поисковое мероприятие, то теперь верил в него, как никогда.
— Но почему Вы сразу мне не сказали об этом?!
Министр пожал плечами.
— Пострадавшие в Фринджаке спят в горизонтальном положении. Мне нужно было выяснить у Айры об этом информацию, прежде чем говорить тебе. Если бы она сказала, что в результате заклинания они все падают на пол ничком, я бы, пожалуй, и вовсе не стал об этом сообщать вам.
— Что же теперь? — спросил Сарвитор.
— Ответ очевиден, — ответил Сквэр. — Мы обследуем окрестности Мурии. Будем надеяться, что они ещё где-то там.

Продолжение следует.

7
235
1
Капля | 15.11.2018

15.11.2018 | Чжоули

С удовольствием читаю каждую часть) Спасибо!

15.11.2018 | Таша Тимсон

Отличное продолжение! У меня появилась надежда!)

17.11.2018 | Капля

Чжоули, не передать словами, как мне это приятно! А уж учитывая, что я была уверенна, что меня только один человек читает - Таша, совсем расстаяла.
Таша, спасибо огромное!

24.12.2018 | Капля

/бродит по номеру в ожидании новой Агоры/

25.12.2018 | Капля

/задумчиво смотрит на своих героев/

26.12.2018 | Капля

/размышляет/

26.12.2018 | Таша Тимсон

Интересно, размышляешь, как бы покруче завернуть сюжет?;)
Или книга дописана и уже ничего не меняешь?



забыли пароль?

Поиск по статьям



Пометка

Мнение журналистов может не совпадать с мнением редакции