Визардиния. Часть 12

Рубрика: Проза


В предыдущей части. Порой зажать уши и не слушать означает невольно навредить другому человеку. Айра не захотела выслушать министра, и тому пришлось вести в тюрьму в качестве посетителя Сарвитора, только чтобы девушка с ними заговорила. А её консультация была очень важна — в ней заключался ключ к поиску пропавшего. В результате все отправились в далёкую деревню.

Часть двенадцатая


Когда трио спасателей прибыло в окрестности Мурии, стоял очень плотный туман. Все жители, и так старающиеся не высовываться лишний раз из своих домов, и вовсе попрятались. Лишь Айра, Сквэр и Сарвитор бродили несколько часов в тумане. Лучше было бы переждать его, но каждая минута была на счету — спящий рыцарь мог уехать в другие места, и тогда трио ещё долго не смогло бы найти его. Внезапно послышалось лёгкое ржание, и Сарвитор остановился, как вкопанный.
— Что такое, что с тобой? — спросил его министр.
— Кеша! — прошептал тот. — Я почти уверен, что слышал ржание Кеши!
— Кайтемир Екзелтус Шонорабл Аверелиус? Конь сэра Глима? Ты уверен?
В воздухе словно послышалось тихое ржание. На этот раз его услышали все.
— Он рядом! — прошептал Сквэр. — Идём на звуки ржания.
Но, как назло, стоило ему это произнести, всё стихло и единственный звук, который раздавался в этой жуткой тишине, было дыхание трио. Они напряжённо стояли, вглядываясь в непроницаемый туман, и надеялись на чудо. Когда чего-то очень хочешь, искренне и всей душой, то чудо может произойти. И это был как раз тот случай.
— Призрак! — внезапно ахнула Айра.
Девушку можно было понять. Вокруг белый, плотный туман — и вдруг появляется чья-то фигура. Некая тень, покрытая туманом. Любой увидевший подумал так же, как и она.
— Кто ты? Назовись! — приказал Сквэр.
Фигура молчала. Тогда отважный министр подошёл вплотную и встретился взглядом с… конём. Его бархатные глаза, обрамлённые густыми ресницами, смотрели сонно и непонимающе. Разум ушёл из них. Они смотрели и не видели. Мужчина невольно поднял взгляд наверх. На седока. И ужаснулся. Слухи, доходившие до него, не преувеличивали, а преуменьшали. Лицо и правда заросло бородой, а доспехи покрылись ржавчиной. В добавок к этому кожа седока заросла струпьями, ногти отросли на невероятную длину, некоторые из которых сломались, и на тех пальцах застыла кровь. Видимо, с ногтями на других пальцах произошло что-то похожее, ибо все они были в крови. А какое амбре излучал седок! Таким ароматом впору врагов атаковать, и тогда победа дастся легко и без жертв. Оружия не было. Меч, копьё, щит… всё пропало. Упало ли случайно или украл кто — неизвестно. Удивительно, что беззащитного рыцаря никто не попытался убить. Видимо, посчитали, что в этом нет необходимости — он не представлял собой опасности, а убивать просто ради смерти никто не станет.
— Глим, это ты? — охрипшим от шока голосом спросил Сквэр, но ответа не получил.
— Сарвитор! — кликнул он. — Сарвитор! Я вижу седока, но не могу разглядеть ни его, ни знак отличия на доспехах. Конь пострадал меньше. Ты можешь узнать его?

Мгновение — и оруженосец оказался рядом. Заглянув в глаза коню, тот шокировано вымолвил:
— Да! Да! Это Кеша! А это… — перевёл он на седока, — выходит, это сэр Глим? Мой господин? Он жив?
Не без брезгливости Сквэр протянул руку к единственному свободному участку кожи, не защищённому доспехами, — шее и прислушался.
— Да! Жив! — обрадовано констатировал он. — Пульс бьётся. Он просто спит.
— Сэр Глим! Сэр Глим! — закричал Сарвитор, порываясь обнять ногу господина.
Тело спящего рыцаря под весом оруженосца накренилось, и он стал заваливаться набок.
— Сарвитор, веди себя прилично! — вскричал министр, удерживая седока в вертикальном положении и возвращая его на место. — Что ты будешь делать, если он упадёт и сломает шею?
Оруженосец отпрянул. Айра топталась рядом и не решалась заговорить. Она чувствовала себя виноватой. Ведь это она изобрела заклинание, которым был теперь сражён этот добрый человек.

Трио осторожно повело рыцаря в деревню. Там они купили телегу, куда осторожно и положили спящего. Кешу они привязали к ней, и он послушно шёл туда же, куда ехала телега. Так они и прибыли во Флайские земли. Мох, увидев своего хозяина, всплеснул руками, всхлипнув, судорожно вздохнул и развил бурную деятельность. Слуги осторожно избавили Глима от доспех, раздели и погрузили в ванную с ромашковым настоем, осторожно придерживая голову, чтобы он не захлебнулся. Когда тело немного отмокло, его стали растирать мочалками, отмывая от грязи. Ногти постригли. Когда тело стало таким чистым, что скрипело, его всё покрыли особой глиной, включая и лицо. Когда она засохла, смыли её зелёным чаем. Процедуру пришлось повторить не менее десяти раз, прежде чем кожа стала нежной, гладкой, струпья и многочисленные угри стали сходить. То, что осталось, смазали белой глиной, и вскоре исчезли и они. Теперь Глим был так же прекрасен и узнаваем, как и в дни своей былой славы. Он лежал в своей опочивальне, а Айра и министр держали совет. Сарвитора здесь не было — он уехал к королю сообщить последние новости.
— Хм, слушай, ну если это синдром Белоснежки, то нужен лишь поцелуй любви! — пошутил Сквэр. — Ну а что? Он был добр к тебе, ты оценила эту доброту. Чем не основа для зарождения чувства?
— Прекрати, — хмыкнула Айра. — Это лишь название. Его даже не я придумала.
— Ты придумала заклинание, — парировал министр. — Ну не хочешь ты его целовать, давай позовём Лизию. Пусть она целует.
— Кого позвать? — удивилась девушка. — Кто это? Его невеста?
Министр сдержанно хихикнул.
— Ага! Ревнуешь — значит, любишь. Целуй.
— Вот и нет, — запротестовала Айра, — это обычное пресловутое женское любопытство.
— Да не напрягайся ты так, — улыбнулся Сквэр. — О Лизи мне рассказал Сарвитор. Он говорил, что это фрейлина, которая безмерно раздражала Глима. Он считал её шпионкой. Так что даже если рыцарь ей и симпатичен, то это не взаимно. Айра. Ну вот серьёзно. Это первый рецепт, который мы должны использовать. Просто мимолётный поцелуй. Быстро, как пластырь оторвать.
— Первый рецепт — тот, который мы должны выведать у Майтины Колс. Ведь это она виновата.
— Этому нет никаких доказательств. Единственное, что мы можем предъявить, так это то, что упомянутая особа видела рыцаря последней, но даже и этого мы не можем утверждать — нет свидетелей. Заклятие на него могло быть наложено и до того, как он приехал к главе магов.
— Я уверена, это она! — запротестовала Айра.
— Да, я тоже. Но наша с тобой уверенность не является доказательством. Необходимы аргументы более убедительные, чем наши с тобой мысли.
— Вот и поедем во Фринджак! Найдём или свидетеля, или доказательство.
— Айра, это неразумно. Следствие велось по велению самого короля! Сам Сарвитор по горячим следам всех опросил, каждый камушек осмотрел. Никто не видел рыцаря, хотя должен был. Если свидетели и есть, никто не признается. Даже если мы каждый предмет проверим на то, какая магия применялась… Прошло пять лет. Сами предметы уже об этом забыли. Да и Майтина наверняка стёрла их воспоминания.
— Но надо что-то делать!
— Вот я тебе и предлагаю! На полном серьёзе! Поцелуй его.
— Отлично. Если я его поцелую, мы поедем и докажем причастность Майтины к исчезновению рыцаря?
— Если он проснётся, сразу поедем! Даю слово!
— Отлично.

Айра наклонилась к рыцарю, на мгновение замерла в миллиметре от его губ и, набравшись окаянства, чмокнула в губы и быстро-быстро выпрямилась.
Некоторое время они с министром внимательно вглядывались в лицо рыцаря, невольно ожидая, что он вот-вот проснётся, откроет свои очи, но этого так и не произошло.
— Ну что ж, — сказал Сквэр пять минут спустя после напрасного ожидания, — этот способ можно смело вычёркивать из нашего несуществующего списка.
— Вы уверены? Что если есть девушка, с которым у него взаимная любовь?
— Абсолютно уверен.
— Вы можете всего не знать. Вероятно, подруга детства, о которой он никому не говорил, или тайная любовь.
Министр расхохотался.
— Вы просто не знаете сэра Глима. Он не такой человек. Будь у него возлюбленная, он женился бы сразу. Ничего не скрывая, не откладывая на потом. Он видит бесчестие в таких тайнах и считает, что если мужчина скрывает от мира свою сердечную привязанность, то никакой любви вовсе и нет. Есть расчётливость и эгоизм. Если бы он любил, он бы уже был женат. Вероятно, так было бы лучше. Тогда бы он осел в своём замке и не поехал бы во Фринджак, где его настигла злая участь.
— Да и моя судьба сложилась бы удачней, — проговорила печально Айра. — Ведь это он нашёл меня. И хотя он не хотел сдавать меня Майтине, она всё же задержала меня и передала дворцовой страже, и тогда меня приговорили к безвременному заключению.
— Зачем печалиться по тому, чего не изменить, — вздохнул Сквэр. — Сейчас нам нужно решать проблемы по мере поступления. Сначала придумать, как расколдовать рыцаря. Тогда он сможет дать показания, на основе которых возможно будет арестовать Майтину.

Внезапно их диалог прервал протяжный звук труб. Министр выглянул в окно.
— Это сам король Луи III! — выдохнул он в изумлении.

Продолжение следует.

2
133
1
Капля | 27.12.2018

02.01.2019 | Таша Тимсон

спасибо за продолжение!
я всё ещё надеюсь на хеппи енд!)

09.01.2019 | Капля

Спасибо :3



забыли пароль?

Авторизация



забыли пароль?

Вакансии

В «Агору» требуются:
— журналисты;
— корректоры;
— PR-агент.
По вопросам трудоустройства обращайтесь к Главному редактору.

Поиск по статьям



Пометка

Мнение журналистов может не совпадать с мнением редакции