Диадема. Часть 6

Рубрика: Проза


В предыдущих выпусках. Мы познакомились с королевством Арара, его правящей семьёй, некоторыми гражданами и даже одним внушающим страх зверем. Но страхи перед ним остались позади. Всё устаканилось, и впереди маячило прекрасное событие — свадьба принцессы.

Все участники предстоящего события проснулись чуть свет. И слуги, и главные участники. Королева первым делом выглянула в окно. Небо было безоблачным, из открытого окна тянуло свежим воздухом. Погода обещала быть прекрасной. Это было чудесно. Область солнечного сплетения продолжала как-то ныть, но Ядвига перестала обращать на него внимание. Поноет, да успокоится. Сейчас было важнее другое: закончить финальные приготовления к свадьбе. И королева поспешила к дочери. В столь важный день она хотела нарядить и причесать её сама. А служанки пусть отдохнут или займутся чем-нибудь другим.

Когда Ядвига зашла в спальню к Милославе, та уже проснулась и, сидя на постели, смотрела в окно. Королева невольно залюбовалась дочерью. Распущенные волосы шевелились под влиянием лёгкого летнего ветерка, и мать почувствовала, как её сердце сжалось от этой картины. Уже сегодня дочка переедет в дом мужа, и они станут реже видеться. А вот таких ситуаций, когда она застигнет свою милую принцессу сонной и с распущенными волосами, и вовсе будет ничтожное количество — только когда та будет приезжать погостить в родном замке.

Отогнав эти печальные мысли и призвав радостные, королева с энтузиазмом пожелала доброго утра и принялась за утренний туалет невесты. Платье и аксессуары были приготовлены ещё с вечера предыдущего дня. Осталось только облачиться и отправляться в священный зал, где будет проходить церемония. Мать с дочерью, в сопровождении нарядно одевшихся служанок, спустились на первый этаж, прошли через холл, бальный зал и вошли в нужное помещение. Обычно оно пустовало и единственным его украшением были расписанные стены, изображавшие восход и закат солнца, да небо. Настоящее. Потолка там не было. В Арара поклонялись Вселенной, а потому совсем неудивительно, что в священном помещении не было препятствия между небом и людьми.

Но сегодня всё было совсем иначе. Зал был заставлен столиками и стульями. Ведь, чем больше свидетелей-гостей при заключении брака по договорённости, тем лучше. Когда вошли королева и невеста, все встали и захлопали, приветствуя их. В середине был разостлал круглый ковёр. Возле него стоял жених с покрывалом на голове и его родители. Там же находился жрец. Внимательный читатель узнает в нём Светозара — главу гильдии астрологов. Королева проводила дочь к ковру, и та одновременно с женихом села прямо на ковёр.
В толпе все радостно заулыбались — синхронность движений при таком деле сулила удачу.

Заиграла спокойная, светлая музыка, и Светозар не спеша стал наносить узор на ладони молодых людей. Когда он закончил, музыка смолкла. Невесте и жениху предстояло в первый раз увидеть друг друга. С них одновременно сняли покрывала. Мы знаем, как выглядела Милослава, — она точная копия матери. Давайте взглянем глазами новоиспечённой жены на её мужа. Первое, что она заметила, — лучистые карие глаза, и к своей величайшей радости и облегчению она заметила, что эти прекрасные глаза озарились неприкрытым и неискусственным восхищением, когда Милонег увидел её. Принцесса считала Добромила очень высоким, но её муж был на добрых полторы головы выше и его. Милослава почувствовала себя одновременно и совсем крошечной, и защищённой. Она, конечно, видела Милонега в полный рост, когда заходила в священное помещение, но была излишне взволнована и не обратила внимание. К тому же, они почти сразу сели и уравнялись в росте. Он был очень строен, если не сказать худ. Но было видно, как сквозь праздничные одеяния проступают мускулы. Милонег явно не был неженкой, хоть и являлся сыном одного из самых родовитых графов королевства. А вот она была комнатным цветком. Милонег отважно взял её за руку (той самой — нужной рукой, на которую был нанесён рисунок), но королева остановила его.

— Подождите. У меня есть подарок для принцессы.

Ядвига сделала знак служанке, и та принесла декоративную подушечку, на которой что-то лежало, накрытое голубым шёлковым платком.

— Твой туалет ещё не полностью завершён, доченька, — нежно произнесла она и с этими словами эффектным движением убрала платок, и Милослава увидела, что на подушечке лежит, сверкая, прекрасная диадема.

Ядвига торжественно надела её на голову дочери. Все так и ахнули от такой красоты. Диадема была сделана из жёлтого и белого золота. Состояла она из бриллиантов, изумруда, рубина и сапфира. Конечно, вы её узнали. Именно на эту диадему в этом самом зале мы смотрели в начале нашей истории.



— Мама, а всё в порядке? — шепнула ей дочь. — А как же закон о драгоценностях?
— Всё отлично! Я посоветовалась со Светозаром.

Принцесса улыбнулась и смущённо посмотрела на своего мужа. Теперь предстоял очень интимный момент. Считалось, что это действие заставляет биться чаще даже те сердца, что соединённые не по любви, а по договорённости. И нет, это был не поцелуй, как можно было бы догадаться, а совсем другое. Надо было… нежно потереться носами. Что новобрачные, жутко покраснев, и проделали. И тут Милослава заметила, что у Милонега не просто карие глаза, а с зеленоватыми прожилками.

Теперь им надо было ненадолго разлучиться. Счастливый муж должен был принять поздравления от мужчин, а жена от женщин, а затем поменяться местами. Долгое время раздавались хихиканья, смех, звук звонких поцелуев в щёки и шуточки. За всем этим весельем никто поначалу и не обратил внимания, что поднялся удивительно резкий ветер. Только… ветер ли это был? Внезапно огромная тень нависла над молодожёнами, их родственниками и гостями-свидетелями. Асака, как глава «Фантастических тварей», первая заподозрила неладное, подняла голову и увидела невероятное: над священным залом нависал… мраз!



Вслед за ней зверя заметили и остальные. Раздался невероятный визг. Перепуганное сообщество, поддавшись страху и панике, пытались спастись. Кто-то прятался под столики, кто-то рвался к дверям, кто-то и вовсе замер на месте от шока. Милонег показал себя с самой хорошей стороны. Хорошего мужа выбрали для своей дочери Яков и Ядвига. Еле пробравшись сквозь толпу, он добежал до застывшей на месте красавицы жены и, сжав её в объятия, попытался оттащить от центра зала к стене и уже вдоль неё передвинуться к выходу. А там уже будет крыша. Там будет безопаснее и можно будет думать, что делать дальше. А пока, главное, спасти, уберечь. Намерение прекрасное. Но осуществить его не удалось. Словно коршун налетел мраз на храбреца и царапнул голову когтём. Казалось бы, мяса на голове мало и крови должно быть тоже мало. Но нет. Она хлынула рекой, залив Милонегу глаза. От удара он упал навзничь, и принцесса оказалась наверху. Она в ужасе увидела залитое кровью лицо мужа и заплакала, решив, что он умер. А мраз продолжал действовать. Вцепившись в девушку, он оторвал её от молодого человека и… улетел.

Самое ужасное, что никто ничего не заметил. Конечно, кроме Милонега. Только что счастливый муж и даже, благодаря браку, младший принц, вмиг он утратил только что обретённое счастье. Ослеплённый кровью, лежал он сначала на полу, но очень быстро встал и стал наугад выкрикивать в толпу команды, приказы, да и просто просьбы о помощи. Далеко не сразу его услышали. Для этого пришлось министру обороны, которого не было в момент инцидента, войти в священный зал и крикнуть:

— Отставить панику! Трусы! Вам ничего не грозит! Ведите себя достойно!

Оскорбление сработало лучше, чем команды и мольбы о помощи. Гости замерли, и гнев их быстро прошёл. Во-первых, министр был прав. Они ведь не слуги. Среди них есть знать, включающая и тех, в чьи обязанности входило знать мраза и держать его под контролем. Во-вторых, один из них был весь в крови. Не иначе, при смерти. Ну и что, что стоит на своих ногах. Может, это он в состоянии шока.
Граф Хотен, отец новобрачного, со своей супругой подлетели к нему первыми. Следующими были ближайшие родственники Милославы — король, королева и принцы.

— Что! Что случилось?! — дрожащим голосом спросил Яков.

Он был бледен. Руки его тряслись. В эту минуту никто не сказал бы, что это и есть прославленный справедливостью и храбростью своей его высочество Яков I, король Арара.
Вскоре плач озарил помещение. Все очень любили принцессу. Она была очень тонкой, хрупкой, вежливой, стеснительной, послушной, великодушной. Много эпитетов тут же было придумано. А кто-то, стеная, произнёс ужасные слова:

— Самый счастливый день в её жизни превратился в самый последний.

Услышавшие замерли. Замер и говоривший. Он понял, что именно ляпнул. Ядвига рухнула в обморок. К счастью, Ждан успел подхватить её.

— Светозар! Асака! — прогремел Яков. Он успел прийти в себя и обрёл былое величие. — Где вы, поглоти вас чёрная дыра!!!

Виноватые, понурые, они тут же явились перед очи венценосной особы.

— Асака! Ты! Первая! Говори! — делая длительные паузы между словами, что лишь подчёркивало, в каком гневе король и каких сил стоит ему сдерживать свои слова и поступки, приказал Яков.

— Ваше высочество! — причитая, произнесла глава «Фантастических тварей». — Я… Я не понимаю… сетка очень надёжная. Мы проверяли… Мы провоцировали… — после каждого слова женщина всхлипывала. — Должно быть, что-то более мощное… чем… чем сетка…

Тут Асака вовсе потеряла над собой контроль и разрыдалась.

— Та-а-ак! — протянул король. — С тобой всё ясно. Иди успокойся. Светозар! Что скажешь? Ты глава учёных, с тебя и спрос. Ты должен был предусмотреть то, что не предвосхитила глава гильдии. Почему… Почему он прилетел? Почему именно принцесса?

— Ваше высочество! Убейте меня! — упал на колени мужчина. — Виноват! Кругом виноват! Я не смог догадаться… И только теперь понял… Я не вправе ни занимать свою должность, ни вообще жить на свете.

— Говори!

— Это всё драгоценности. Видимо, в большом количестве они не гипнотизируют его, а заставляют забирать. Я пока не знаю, зачем ему… Могу догадываться, чтобы усиливать собственную магическую мощь. Вероятно, он, и правда, посланник Вселенной, а значит, воплощает её силу. Как и драгоценные металлы и камни. Когда королева спрашивала про диадему…

Ядвига как раз пришла в себя и услышала последние слова учёного.

— Так это я виновата! — зарыдала она.

— Нет-нет! Я! Я! Моя вина! Я учёл лишь силу диадему. Я не учёл, что в сборе будет вся царская семья. На каждом есть золотой медальон, а у принца ещё и кольцо наследия. В сумме все они пробудили колебания магии в пространстве и… приманили мраза. А принцесса… на ней надето самое большое количество драгоценностей, — заикаясь, закончил Светозар.

Королева снова упала в обморок.

— Так, зельеварщики, кто у вас занимается медициной? Пришлите кого-нибудь для королевы и Милонега!
— Я в порядке, ваше величество, — отозвался тот, — лишь царапина. Вероятно, будет небольшой шрам, но не более того.
— Отлично. Оставайся рядом, — попросил король. — Мыслемир! Где ты?
— Я здесь, ваше высочество, — поклонился тот.

Король вздохнул и заговорил.
— Как видишь, все подвели меня. Асака, Светозар, даже принцы поддались панике.

Стоявшие рядом Ждан и Вук поникли при этих словах. Они понимали, что отец прав, и не обижались на него. Им оставалось обижаться лишь на самих себя.

— Лишь вы с моим зятем повели себя прилично. Первый изо всех сил боролся за своё сокровище, а ты сумел остановить панику. Будьте рядом, пока я тут разберусь.

Яков вспрыгнул на ближайший не поваленный на пол столик и обратился к собравшимся, перепуганным гостям.

— Внимание всем! Мы все пережили невероятное потрясение. Пожалуйста, разойдитесь по домам, хорошенько отоспитесь, придите в себя. Простите нас за то, что мы подвергли вас риску. Слуги! Приберитесь здесь и приведите в надлежащий вид помещение. И позовите кто-нибудь Добромила. Кстати, почему он не здесь? Милонег, Мыслемир, с вами мы увидимся в конюшне. К этому времени оденьтесь в походные одежды, возьмите оружие.

Король спрыгнул со стола на пол и огляделся по сторонам. К нему уже спешил другой паж, которого перепуганные слуги, не найдя Добромила, очень быстро позвали.

— Ваше высочество, — поклонился тот, — примите мои соболезнования. Чем я могу помочь? Приказывайте. Я всё сделаю.
— Я не вызывал тебя.
— Добромила нигде нет. Его не могут найти.
— Странно… мне казалось, он подружился с дочерью. С этим мы разберёмся потом. У меня к тебе снова лошадиное задание. Мы с зятем и министром выдвигаемся в дорогу через полчаса. Скажи конюху подготовить наших коней и их броню.

— Слушаюсь, — снова отвесил поклон паж и поспешил выполнять поручение.

Король тоже удалился. К себе в покои. Его обуревали целые бури чувств. И в этих бурях сильные ветры дули в самые разные стороны, раздирая душу Якова на части. Он винил себя, винил (чего уж греха скрывать) королеву, сыновей, главного учёного. Вместе с этим он испытывал тревогу и страх в отношении здоровья и морального состояния похищенной дочери. Упорная мысль, что она давно мертва, лезла в голову, но он её решительно отмахивал от себя, словно назойливую муху. Когда он стал облачаться в походно-военные одежды и снимать со стены оружие, дневной слуга, преданно служивший ему более пятнадцати лет, потянулся было помочь, но король отмахнулся от помощи. Ему надо было побыть наедине. Привести мысли в порядок. Время таяло, словно мороженое на пляже в солнечный день, а он всё ещё был в раздрайе.

Продолжение следует.

1
118
1
Капля | 15.05.2019

06.06.2019 | Таша Тимсон

спасибо!



забыли пароль?

Поиск по статьям



Пометка

Мнение журналистов может не совпадать с мнением редакции