Диадема. Часть 8

Рубрика: Проза


В предыдущих выпусках. Одну прекрасную принцессу прямо со свадьбы похищает страшный зверь, до этого, казалось бы, надёжно усмирённый. Не чая застать её живой, новоиспечённый муж, отец и министр обороны с пажем отправляются на её поиски. Неважно, живой или мёртвой. К счастью, им повезло. Принцесса жива. Но отравленная ядом, содержащимся в когтях чудовища, впавшая в непробудный сон. Глава гильдии по изучению и контролю магических животных на грани того, чтобы лишиться не только поста, но и головы. Но пока она нужна для усмирения мраза. Видимо, от волнения она теряет обычный контроль и роняет лишние слова при разговоре с королём. Что же будет дальше с героями нашей истории?

Часть восьмая


— Недоразумение?! — брови короля взлетели вверх, а на лбу опасно вздулась жилка. — Одна, прекрасно зная о чувствительности магической энергии и зависимости мраза от драгоценных металлов, приказывает принести диадему из изумруда, рубина и сапфира и украшает ею собственную дочь. Другой даёт разрешение, не учитывая, что в помещении будут и прочие люди, носящие золото. И это ты называешь недоразумением?!
— Вы обвиняете супругу? — удивилась Асака.
— Да, чёрная дыра побери! Именем сверхновой звезды, она, действительно, виновата. Но вина её не столь глубока. Ведь ей лишь двигало желание порадовать дочь в светлый день. А вот Доброгнев, действительно, виноват и будет наказан. Тоже мне глава учёных! Не предусмотреть такой элементарной вещи!

Яков задержал дыхание, затем глубоко вдохнул и выдохнул. Так он делал всегда, когда хотел успокоиться.

— Этот момент мы прояснили. Диадема будет спрятана в подземелье. Как известно, земля приглушает воздействие на концентрацию магии в нашем мире. Теперь необходимо придумать, как взять кровь мраза на анализ. От этого зависят жизни Милославы и Мелонега.
— Их жизни ничего не угрожает. Они всего лишь спят. Причём Ваш зять более чутко, так как…
— Так как в его крови нет яда мраза! — закончил за неё король. — Не надо говорить мне азбучные истины! Я и так их знаю! Твоя задача достать образец крови! И без рассуждений! Ты виновата! Не забывай об этом! И тебе выгодно в первую очередь выслужиться передо мной и моей семьёй!
— Да, Ваше величество. Как скажете, — потупила взгляд Асака.
Она встала и решительно направилась к выходу. Кусок в горло уже не лез, да и была у неё идея одна. Все знали, что чешуя мраза — словно броня. Её ничто не берёт. Но в области шеи чешуя тоньше и реже. Там нужно найти участок, где под чешую вполне возможно загнать что-нибудь острое. Однако в этом была опасность. Чудовище должно остаться в живых. По нескольким причинам. Во-первых, оно единственное на планете в своём роде и потерять его для науки было бы огромной потерей. Во-вторых, к счастью, король считает, что в случае нападения с помощью него можно обороняться, а значит, он должен жить, несмотря на свою потенциальную опасность. А шея — дело такое: повредив там что-нибудь, можно было убить зверя. А этого никак нельзя было допустить. Но кровь-то взять надо!

Удалившись в покои, в которых женщина провела ночь, Асака уселась прямо на пол (так лучше думалось) и стала размышлять, как лучше провести операцию.



Допустим, мраза удастся усыпить так, что подобраться к шее будет вполне себе безопасно. Но чем можно вскрыть чешую? Это должно быть что-то достаточно острое, чтобы это проделать, но при этом и достаточно тупым, чтобы не убить ненароком. Отбросив в сторону гордые мысли «раз я не могу придумать, другие тоже не смогут», устроила мозговой штурм со своими помощниками, которых привезла с собой из столицы, но ничего в голову не приходило. В конце концов, она решила попросту использовать самый обычный кинжал, который всегда носит с собой. Ну просто на всякий случай. Всё-таки, когда постоянно имеешь дело с магическими животными, стоит быть на чеку. К чести Асаки стоит заметить, что ей ещё ни разу не приходилось прерывать чью-либо жизнь: даже в самых опасных ситуациях она пользовалась кинжалом ровно настолько, сколько было нужно, чтобы защитить свою жизнь и не забрать чужую. И вот этому оружие следовало нанести рану, пустить кровь, пусть и только для того, чтобы взять её на анализ.

Вздохнув, она взяла троих помощников и, никого не предупредив (всё-таки её задели слова Якова, и с гордостью она думала о том, как он пожалеет о своих словах, когда его глава гильдии «Фантастические твари» не вернётся живой), отправилась к Гаре. Она была права, когда уверяла короля в надёжности новой сетки. Мраз, притихнув, лежал на земле и не шевелился. Очи его были закрыты и чувствовалось дыхание, от которого пахло перегоревшими спичками. Оставив помощников на безопасном расстоянии и повелев им (на всякий случай) творить синхронно заклинание тройного сна, Асака отважно приблизилась к чудовищу. Приподняв одну из чешуек на шее, ту, что казалась особенно тонкой и бледной (чем ярче по окрасу была чешуя, тем крепче), она вонзила туда на три сантиметра кинжал. Она ожидала, что остриё оружия войдёт туго в плоть, если вообще не войдёт, но это оказалось просто. Не сложнее, чем резать подтаявшее масло. Кровь, которая оказалась зелёной, мигом потекла ровным потоком. Асака шепнула заклинание, и прямо в воздухе образовался сам собой шар, в котором кровь не сворачивалась, не высыхала, а оставалась свежей, словно продолжала мирно течь в жилах зверя. Что касается мраза, то во время процедуры тот лишь чуть вздрогнул, но заклинание тройного сна было слишком сильно, чтобы он проснулся от боли.

С помощью волшебной палочки волшебница удерживала кровь в воздухе и передвигала её в пространстве. Вернувшись к помощникам, она коротко скомандовала:

— Хватит.

Те прекратили творить заклятие сна. Все вместе они направились к Гара-Ра пешком. На лошадях было бы очень сложно и опасно удерживать кровь в воздухе, а перемещать в сосуд тем более: неизвестно, как стекло или хрусталь (из которых обычно и делались такого рода сосуды) отреагировали бы на причудливую кровь неизвестного доселе зверя.

Это заняло некоторое время. Каково же было разочарование рискующих своей жизнью, когда, прибыв в городок неподалёку от Гары, они увидели, что их даже никто не терял. Все думали, что они просто ломают голову над задачкой. Асака, пытаясь скрыть разочарование, передала добытую кровь Людмиле, и та поспешила отнести её в лабораторию алхимиков на изучение. Асака повернулась к королю, надеясь хотя бы на условную благодарность, но разочарование ждало её и здесь. Тот лишь обронил:

— И почему этого нельзя было сделать раньше, не дожидаясь похищения принцессы?
— Не хотелось лишний раз подвергать жизнь мраза опасности. А сейчас просто не было другого выбора.

Яков хотел вернуться как можно скорее в столицу, к тому же там врачи были лучше и опытнее, но доводы разума, говорившие о том, что кровь мраза туда гораздо сложнее будет доставить, победили и приходилось ждать, пока Людмила разберётся в её составе и выведет формулу лекарства пробуждения. Когда король заговорил о том, чтобы его приготовили ведущие лекари столицы, целительница фыркнула и тоном, не допускающим возражения, напомнила, что тогда придётся молодожёнов тоже туда волочить (именно это слово она использовала) и, чтобы он отбросил свои предупреждения, что лишь в Арара умнейшие лекари. Яков уже давно понял, что Людмила прямолинейна и режет правду матку вне зависимости от того, кто стоит перед ней — подчинённый или начальник.

Прошло несколько дней, прежде чем лекарство было приготовлено и влито в уста молодожёнов. Вокруг них собрались глава целителей Гара-Ра, Яков, Вук, Мыслемир, Барислав. Сначала показалось, что зелье не возымело никакого эффекта. Но тут, не выпуская из своей руки руку жены, изменил позу сна Милонег, после чего открыл глаза. Некоторое время он лежал, толком не понимая, что происходит. Но, внезапно всё вспомнив, подскочил. Почувствовал в своей руке чужую и увидел рядом живую Милославу.

— Что с ней? — спросил он.
— Да, что с ней? — шёпотом переадресовал вопрос Барислав целительнице. — Почему не встаёт?
— Просто в Милонеге не было яда мраза. Он лишь отражал состояние жены, — также неслышно отвечала Людмила. — Если он проснулся, сейчас и принцесса очнётся.

И точно, как только она договорила эти слова, девушка зевнула и открыла глаза.

— Что со мной? Разве меня не похищало чудовище? Мне просто приснилось?

Яков вздохнул и заговорил. Говорил он долго: рассказывал о произошедшем и о том, как все старались найти её, а потом спасти, добывая кровь мраза.

— А почему Милонег тоже спал? — спросила принцесса.

Вук прошептал на ухо отца:

— Скажем, что они теперь влюблённые?
— Нет, пусть лучше сами догадаются, — а дочери сказал: — Когда во дворце он пытался защитить тебя, то мраз царапнул его немного. Он смог продержаться до приезда в Гара-Ра, а потом яд подействовал и на него.

Девушка с жалостью посмотрела на мужа. Она без труда нашла взглядом шрам на лбу и ласково прикоснулась к нему рукой.

— Больно?
— Уже нет, — улыбнулся тот.



Понимая, что в столице все волнуются и каждая минута для них, словно проклятие небес, Яков отправил вперёд с хорошими новостями Барислава. Все остальные подождали ещё несколько часов, ожидая, пока молодые окончательно придут в себя, и отправились в путь, оставив Людмилу изучать кровь чудовища, которая нашла что-то любопытное в ней, но не спешила говорить, что именно, пока не изучит всё досконально. Гостившим в Гара-Ра, впрочем, это было не особенно любопытно. Они спешили домой.

У ворот въезда в столицу их ждало множество народа. Как только они показались на горизонте, толпа пришла в ликование, радостно захлопали в ладоши и стали громко выкрикивать приветственные слова. Сияя, процессия въехала в столицу, где их ждали объятия родных, близких и просто обожающих царскую семью придворных. На радостях король простил и Асаку, и Доброгнева, и всех, кто был виновен, по его мнению, в похищении дочери. Воистину, это был великий, радостный день. Гораздо лучше дня свадьбы. Собственно, продолжение тут же случилось: молодые переселились в свой собственный дом. Сопровождаемые толпой, невероятно краснея и бесконечно смущаясь, они вошли внутрь. А снаружи устроили народные гуляния. Этот день должен был войти в историю как самый оптимистичный и радостный. Именно он будет записан историками как день свадьбы принцессы и сына графа. Но ликовавшая толпа ещё не знала, что это не конец истории. Её продолжение случилось уже на следующее утро, когда Яков вспомнил про Добромила. Не столько потому, что его не оказалось в нужном месте в нужное время, когда прилетел мраз, сколько потому, что он был безмерно рад за свою дочь, а её с пажом связывали узы дружбы и он не хотел, чтобы счастье Милославы омрачало хоть что-нибудь.

Он приказал найти пажа, и в этот раз он не замедлил явиться. Шея его была забинтована. Король позабыл о всех своих вопросах, которые хотел задать, и обеспокоено спросил:

— Как ты умудрился пораниться?! — и, не дожидаясь ответа, приказал утреннему слуге: — Приведи целителя.
— Что вы, что вы! — запротестовал Добромил. — Не стоит! Это сущая царапина. Она затянется сама собой, не минуют и сутки!
— В наше время и царапина может привести к беде, — не захотел слышать возражений Яков.
А целитель тем временем уже входил в двери. Он размотал повязку, чтобы взглянуть на царапину, и тут же отпрянул. Вся столица уже знала о произошедшем в Гара-Ра и рядом с горой.

— Стража! — завопил он. — Скорее сюда!
— Что? Что такое! — возмутился Яков. — Я позвал тебя лечить моего верноподданного, а не калечить его.
— Ваше высочество, — целитель повернулся к своему властелину, и тот увидел, что на его лице нет ни кровинки. — На шее застывшая кровь.
— И что? Это нормально.
— Нет-нет! Не нормально! Она зелёная!



Не успел целитель выговорить эти слова, как вбежала стража.

— Свяжите его! — указал рукой король на Добромила.

Когда молодой человек оказался связанным и мог шевельнуть разве что ресницами, король устроил допрос с пристрастием.

— Ты и есть мраз, так? Только у него зелёная кровь.
— Да, так и есть, — кивнул допрашиваемый.
— Вот почему тебя не было в день свадьбы Милославы! Ты улетал с ней к Гаре.
— Да, так и есть, — снова кивнул тот.
— Но как вышло… То есть... Ты ведь был до пробуждения мраза.
— Это проклятие нашего рода, Ваше величество. До этого всё обходилось. Мраз — вечное животное. Оно никогда не умирает. Оно лишь спит и пробуждается только во время величайших катаклизмов вне зависимости от того, чем оно вызвано — природой или людьми, затеявшими войну. Вселенная против утраты жизней живых существ, а в такие времена погибают не только люди, но и животные. Мраз, пробуждаясь, своими особыми магическими силами может остановить как разбушевавшуюся природу, так и агрессию людей — его магия умиротворяет.
— Невероятно… — почесал затылок король. — Но как оно не умирает, пусть даже и допустить, что это из-за долгого сна?
— Наш род связан с ним. Каждый мужчина связан со зверем. После смерти одного эта связь наследуется другим. Пока существует мой род, Ваше величество, мраз будет жить. Он бессмертен. Признаваясь в этом Вам, я обрекаю всю свою семью на смерть, ведь теперь Вы можете захотеть уничтожить нас.

Но король проигнорировал это подозрение его в зверстве. Его мучило любопытство, и он продолжал задавать вопросы.

— Почему же чудовище пробудилось? Ведь не было никаких катаклизмов.
— Вы забыли… случилось землетрясение. Да, большим катаклизмом это не назовёшь, но оно случилось в районе Гары и приобрело бы огромный размах, прокатившись дальше и увеличивая свою амплитуду. Но пробудился мраз и всё успокоилось.
— Почему же не заснул сразу?
— По двум причинам. Гора, которая его скрывала и служила укрытием, частично обрушилась и… — тут Добромил сделал паузу, после чего продолжил: — появились люди и принялись управлять им. Это нарушило сон.
— Но неужели ты не понимал, что творил, когда твой дух покидал тело и воплощался в чудовище?
— Понимал, — поник паж.
— Тогда почему?
— Я влюбился…
— А… ну что ж… это бывает… — растерялся король.

Их разговор прервал слуга.

— Ваше высочество, здесь какая-то женщина требует аудиенции. Я не могу её удерживать…
— В сторону! — послышался знакомый до боли голос. Это была Людмила.
— Ваше величество, невероятно! Это чудовище! В нём есть частички человеческой кро…

Но договорить она не успела, увидев связанного Добромила, а на его шее зелёную кровь.

— Что ж, — проговорила она, — я зря спешила, как вижу. Вы уже знаете.
— Да, знаю, — ответил король и стал развязывать пленника.
— Ваше высочество, Вы уверены? — спросил его Добромил.
— О, ещё как! Добромил, ваш род не проклят, а благословен. Мы позаботимся о том, чтобы мраз оказался вновь в горе, и закроем пролом в ней. А тебя женим на хорошей девушке, чтобы род не прерывался. Уж не обессудь, но Милослава очень счастлива в новом замужестве. Уверен, ты тоже обретёшь своё счастье, а история о диадеме, принцессе и похитившем её невиданном звере, который на самом деле не желал зла, а был влюблён, останется в веках.

Король оказался прав. Ещё долго помнили на земле эту историю, а диадему в знак почёта водрузили в священном зале дворца. Ведь мраз теперь был запечатан снова в горе, как и положено было, и драгоценности не могли смутить его покой. Прошли тысячелетия. Со временем исчезло и королевство, и диадема. И неизвестно, жив ли ещё мраз, ведь информация о потомках Добромила не уцелела. Но память людская всё ещё помнит эту историю. Смогли узнать её благодаря магии и мы.

5
119
2
Капля | 15.07.2019

15.07.2019 | Aysel Avees

Ух. Я всегда восхищаюсь такими талантами! Здорово!

16.07.2019 | Капля

Благодарю!
/покраснела от похвалы и смущённо шаркнула ножкой/

18.07.2019 | Чжоули

Сюжет прекрасный! Захватывал во время чтения)

25.07.2019 | Капля

Спасибо за тёплые слова!

14.08.2019 | Таша Тимсон

ввот это поворот! не ожидала!
спасибо за историю!



забыли пароль?

Авторизация



забыли пароль?

Вакансии

В «Агору» требуются:
— журналисты;
— корректоры;
— PR-агент.
По вопросам трудоустройства обращайтесь к Главному редактору.

Поиск по статьям



Пометка

Мнение журналистов может не совпадать с мнением редакции