История для двоих (окончание)

Рубрика: Досуг


Часть VI
Встреча

Решимость росла в нём с каждым днём. Теперь он знал, что его возлюбленная – не призрачная мечта, не созданный его фантазией суккуб, но реально существующая девушка. Однако пропасть, разделявшая их, от этого не становилась меньше. Она находилась далеко от него, слишком далеко, в том месте, достичь которого он не мог при помощи физических усилий. Он мучился и страдал ещё больше, чем раньше, когда на несколько дней его покидали сны. Он бесился в бессильной злобе. Перерыв гор толстых книг – кладезей человеческой мудрости – в поисках решения, он не нашёл ничего более-менее вразумительного. Все учёные умы, написавшие эти пыльные фолианты, сходились в одном мнении: ситуации, подобной той, в которой он оказался, не было и быть не могло. Но ведь он знал, что это не так! Злость закипала в нём с новой силой, и он вышвыривал книги одну за другой в окно. Они стремительно летели вниз с высокой башни и с гулким эхом ударялись о камни.
Спустя несколько дней до его распалённого нетерпением мозга дошло осознание того факта, что сны прекратились. Сначала он не придал этому значения, занятый поисками решения своей самой насущной проблемы – новой встречи с любимой. Позже он сослался на обычную задержку, часто приключавшуюся в последнее время. Но прошла неделя, полторы, две, а снов всё не было… Это придало его поискам хаотический и лихорадочный характер.
Однажды, в холодную октябрьскую ночь он заснул за письменным столом в свете свечи, склонив голову на открытую перед ним книгу. И в этот раз его посетило сновидение. Но оно не было таким, как всегда: во сне к нему не пришла Она. Нет, вместо этого он увидел старца, измождённого, усталого. Он уныло брёл вдоль берега моря и с тоской смотрел на небо. В глазах его стояли слёзы, но ни одна из них не пробороздила его щёк влажной дорожкой. Каждый шаг давался ему с большим трудом, словно он тащил за собой невидимую тяжкую ношу. На мгновение свет луны, бликом отразившись от моря, упал на лицо старика, и Он с ужасом узнал под сетью глубоких морщин себя. Старец устало присел на сырые камни и, обхватив руками колени, положил на них голову и замер. Прошло несколько долгих минут… Затем ещё, и ещё, а старик всё не поднимал головы. Медленно, содрогаясь от ужаса и отвращения перед немощью собственного постаревшего тела, он приближался к застывшему на камнях силуэту. Когда до скорчившейся фигуры осталось не более шага, он застыл в нерешительности, затаив дыхание. Собрав в кулак всю свою волю, он протянул руку и коснулся плеча старика. Тот безвольно дёрнулся, завалился на бок и распластался на камнях. Он заглянул в подёрнутые плёнкой глаза старца и понял, что это глаза мёртвеца. Старик смотрел вверх невидящим взглядом, безразличным и пустым. Он в ужасе зажал рот, не веря в происходящее. Неужели он только что стал свидетелем собственной смерти? Труп белым пятном светился на черноте камней и пугал своей неподвижностью. Он разбросал руки и ноги в стороны нагло, вызывающе, словно надсмехаясь над своей живой молодой копией. А затем с ним начали происходить странные изменения: мёртвое тела обрюзгшего старца замерцало неярким белым светом. Он разгорался всё сильнее и сильнее, пока не ослепил его своим сиянием. Он зажмурился, а когда смог открыть глаза, тела старика уже не было на морском берегу. В небо же подобно светлому ангелу уносилась душа – снова молодая, снова сильная и невообразимо прекрасная в своём сиянии. Она оглянулась на миг и помахала изумлённому человеку, оставшемуся на земле, рукой…
Он проснулся резко и неожиданно, будто его окатили холодной водой. Теперь он знал, что нужно делать. Единственный шанс воссоединиться с ней – это умереть. Смерть – это выход, который он так долго искал. Как же всё просто и очевидно. Он умрёт, и его душа покинет этот скучный мир, чтобы вознестись на небо и встретить там Её. Как же он не понял этого раньше? В нём не было ни капли сомнения. Он не думал о том, удастся ли его замысел и что будет с ним, если он ошибся. Он был уверен в своей правоте. Вскочив со стула и в спешке опрокинув его, он начал бегать по комнате, выворачивать ящики и распахивать дверцы шкафов. Он бегал так минут десять, пока на дне казалось бы бездонного ящика с приборами и инструментами он не нашёл то, что искал. Длинный, тонкий, слегка искривлённый и острый как бритва клинок – подарок отца. Его серебряная рукоять была инкрустирована изумрудами, слабо мерцавшими сейчас в свете догоравшей свечи. Он медленно провёл лезвием по указательному пальцу – на поверхность выступила капелька крови. «То, что надо», - подумал он. – «Быстро и наверняка». Улыбка чуть тронула его губы. Сжав кинжал в руке, он вышел из башни, заперев за собой дверь. Ключ он выкинул где-то по дороге.
Берег моря манил его. Он всегда любил эти синие воды – они были ему дороже всего на свете… Кроме, конечно же, Её. И он хотел умереть рядом с ними – как во сне. Он хотел, чтобы последним, что он почувствует, было прикосновение волн, а последним, что он услышит, – шёпот моря. Коснувшись босыми ступнями холодной воды, он постоял с минуту, полной грудью вдыхая солёный влажный воздух, полный сверкающих в первых лучах встающего солнца брызг. Он не минуту не сожалел о своём решении, не раздумывал. Он просто прощался со всем, к чему так привык. В этом молчаливом ритуале не было ни капли грусти или тоски, лишь полнейшее спокойствие. Последний раз глубоко вдохнув, он высоко занёс острый клинок и, не колеблясь ни секунды, вонзил его прямо в сердце. Кинжал вошёл в грудь легко, ведь он вложил в этот удар всю силу, и сразу достиг своей цели. Боль была мгновенной и едва ощутимой, а в следующую секунду всё вокруг стало расплывчатым и неясным, и он провалился в темноту…

***

Едва её глаза открылись после чудесного сна, в котором она осознала, что её возлюбленный существует, как она уже вскочила с постели, полная решимости сделать то, что должна. Она не просто догадывалась, она знала, знала наверняка, как воплотить все её самые страстные мечты в жизнь. Счастье, казалось, разрасталось внутри неё, готовое в любой момент вырваться наружу в радостном крике. Она поспешно выбежала из хрустального дворца и устремилась на широкую поляну, где обычно собирались все духи и существа, населяющие её леса. Деревья расступались перед ней, давая дорогу, дриады приветственно махали ей руками, и она едва успевала отвечать им чуть заметными кивками головы. Её босые ноги едва касались верхушек изумрудной травы – так быстро она бежала. Она спешила навстречу своему счастью и не хотела больше терять ни секунды.
И вот она выбежала на свободное от вековых дубов и юных лиственниц и елей пространство – Поляну Советов. Это было средоточие жизни леса. Здесь устраивались пиры в честь языческих праздников движения солнца, здесь проводились советы старейших и мудрейших духов и волшебников, здесь она принимала решения, здесь провела большую часть своей, казалось, бесконечной жизни. Теперь она вышла на мягкий ковёр из диких цветов и густой травы, устлавший поляну, с твёрдым решением, которому, как она знала, будут противиться и препятствовать. Но она должна была сделать задуманное – от этого зависело её личное счастье. Впервые в жизни она подумала о себе самой, о СВОЁМ собственной счастье. Это было странно и непривычно, но приносило ей радость. Ещё никогда она не чувствовала себя такой живой.
Воздев руки вверх и закрыв глаза, она послала мощный мысленный призыв. Он волнами распространился по лесу, проходя сквозь скалы и деревья, не встречая на своём пути никаких преград. Она знала, что каждое создание, обитавшее в лесу, услышит её зов и придёт на него. Так было испокон веков: не откликнуться не мог никто – это было частью их природы, против которой они не могли, да и не хотели идти. Она ждала недолго. Спустя лишь пару минут среди деревьев возникли первые услышавшие призыв: несколько фавнов робко выглянули из-за старого дуба, с противоположного края поляны стайкой принеслись феи, а чуть позже прискакал целый табун единорогов. С каждой минутой из леса то тут, то там выходили, выползали, вылетали и выбегали всё новые и новые причудливые создания: кентавры, духи, наяды и дриады, сатиры, леприконы, волшебники, големы, великаны, гномы, эльфы… Бесчисленное множество верных и добрых друзей. Казалось, поляна не в состоянии вместить такое количество собравшихся, но, как и всё в этом чудесном мире, место это обладало своими магическими свойствами, и все пришедшие волшебным образом поместились на траве – кто сидя, кто лёжа, кто стоя.
Окинув взглядом свой народ, она улыбнулась и, лёгким взмахом руки остановив смех и разговоры, произнесла:
- Приветствую вас, мои друзья, мои собратья! – взгляд, устремлённый на пёструю толпу собравшихся, был полон любви и нежности. – Я созвала вас всех, чтобы поделиться своей радостью и … смиренно попросить вас об исполнении всего лишь одной моей просьбы, - слова её породили бурю воодушевления: каждый старался убедить её в том, что готов исполнить любой её приказ, лишь бы доставить ей удовольствие. Она ещё раз взмахнула рукой, призывая к порядку, и продолжила: - Радость, что переполняет меня изнутри и так рвётся наружу, что я не в силах её сдержать, заключается в том, что в мою размеренную жизнь ворвалось нечто небывалое и прекрасное – это любовь. Неизведанное доселе чувство поглотило меня, и я не в силах остановить этого. Я знаю, что все вы хоть раз в жизни испытывали подобное. Вы можете любить, это часть вашего естества. Я же считала себя неспособной на это. Верховные Боги должны были защитить меня от человеческих эмоций, сделать бесстрастной, но то ли они допустили ошибку, то ли я по рождению приобрела это странное отличие от прочих богов… Так или иначе, это случилось – я полюбила! – она выкрикнула последние слова громко и радостно, сияя улыбкой. Сердце её торжествовало, ведь она впервые сказала о своих чувствах вслух, наяву, а не во сне. По пёстрой толпе собравшихся пронёсся удивлённый шёпот, тихий, словно ветерок в листьях. – Да, я влюблена… в человека, - эти слова вызвали шквал эмоций. Духи, перешёптываясь между собой, запричитали: «Её околдовали! Точно! Здесь замешана богиня Западного леса!». Феи нервно хихикали, прикрывая свои миниатюрные личики маленькими ручками. Сатиры и фавны замерли с застывшими лицами. Наиболее мудрые – древние волшебники и духи старших деревьев – лишь с осуждением качали головами. Они были созданы Верховными Богами задолго до её рождения и знали то, что ей ещё было неведомо.
Она предвидела такую реакцию, поэтому лишь вновь подняла руку, призывая всех к молчанию. Шум обсуждения смолк.
- Я знала, что эта весть вас не обрадует. Тем не менее, прошу вас выслушать меня до конца. Теперь, когда вы осведомлены о причине собрания, позвольте мне перейти к главному – к моей просьбе, - тут она замолчала и, поколебавшись пару секунд, опустилась на колени. Тихий вздох удивления повис в воздухе, а она, с мольбой воздев руки, прошептала: - Прошу вас, смиренно стоя перед вами на коленях, взываю к вашим сердцам, молю… отпустите меня на землю.
- Что?! О чём она попросила?! – крики слышались отовсюду. – Мне показалось?! Она хочет уйти?! Мы не можем этого позволить! Она не должна!
Испуганная всеобщим негодованием, она не могла ни плакать, ни говорить в свою защиту. Она лишь сжалась и закрыла лицо руками. И тут внезапно наступила полнейшая тишина. Она отняла ладони от глаз и огляделась. От толпы отделились две фигуры и двинулись к ней: древнейший из рода волшебников и старший дух. Волшебник, приблизившись, осторожно поднял её на ноги и почтительно коснулся губами кончиков её пальцев. Она посмотрела в мудрые серые глаза старца и не увидела в них ни осуждения, ни гнева, а лишь бесконечную любовь и понимание. Дух также подступил к ней и провёл рукой по её лбу, откинув с лица прядь волос. Его прикосновение напоминало порыв холодного ветра, но было нежным и успокаивающим.
- Дочь моя, хоть ты и стоишь выше меня по созданию, я прожил много дольше тебя, видел бесконечно больше и знаю то, что возможно не откроется тебе ещё несколько тысячелетий. Чувство ослепило тебя, и ты перестала понимать всю важность твоего присутствия здесь. Ты богиня, твоё место в этом лесу – ты охраняешь его и поддерживаешь в нём жизнь и покой, - волшебник говорил спокойным, вкрадчивым голосом, и дух кивал в такт течения его речи. – Если ты удалишься из своего дворца, покинешь вверенные тебе территории и спустишься на землю, мир наш утратит равновесие. Ты часть этого леса, ты принадлежишь ему не меньше, чем он тебе. Без тебя он зачахнет, как цветок без влаги, - с каждым его словом она становилась всё печальнее. Он говорил то, что она боялась услышать.
- Но ведь должен же быть какой-то выход, - в её голосе слышалась мольба. – Всё то, что я пережила за последний год, не может закончиться так… так нелепо. К чему тогда были эти знамения и сны? Зачем я должна была пройти через это?
- А не думала ли ты, моя госпожа, - обратился к ней дух на своём скрипучем языке, - что это было испытанием, ниспосланном тебе Верховными Богами, дабы проверить твою стойкость, выдержку, чувство долга?
- Это было бы слишком жестоко с их стороны! - воскликнула она. Глаза её заискрились от гнева, и, поддавшись её настроению, лес зашумел кронами деревьев, хотя над ним не пронесся ни малейший порыв ветра. – Никто не вправе играть чувствами другого!
- И в этом ты права, дочь моя, - вновь зазвучала степенная речь волшебника. – И Верховные Боги знают это не хуже нас с тобой. Ты права и в другом: действительно, существует решение твоей проблемы. Это древний ритуал – ритуал освобождения, - её сердце сжалось от отчаянной надежды и застучало быстрее. – Я говорю тебе о нём, вопреки желанию собравшихся, вопреки здравому смыслу и долгу, потому что я ещё не забыл. Несмотря на свой преклонный возраст, я ещё помню, что такое любовь, - она посмотрела на старца – глаза его сияли, а взгляд был устремлён в никуда, на губах блуждала призрачная улыбка. – Но прежде чем ты предашься бурной радости, я должен предупредить тебя. Твоему поступку будет множество последствий. И далеко не все они приятны. Ты даже и представить себе не можешь, что такое – быть человеком. Ты потеряешь всё своё могущество, нашу поддержку. Тебе всё придётся делать самой. Ты будешь испытывать такую массу неудобств, о которой и помыслить не могла: болезни будут кружить над тобой, как хищное вороньё, старость изуродует твоё лицо и тело, зной и стужа, ветра и дожди подточат твоё здоровье и красоту, как влага камень. Готова ли ты пройти через всё это ради него?
- Готова, - ответила она, не колеблясь. Она знала, что если волшебник заметит в её глазах или голосе хоть тень сомнения, он тут же откажется от своей затеи.
- Знай и то, что на твоё место придёт другое божество, и, когда, спустя годы, ты покинешь земное тело и вновь вознесёшься сюда, ты уже не станешь богиней, а займёшь своё место среди простых духов. Уйдя отсюда, ты навсегда потеряешь своё божественное рождение и прерогативу власти. Готова ли ты и на это?
- Готова, - вновь ответила она.
- Наконец, я вынужден предупредить тебя, что зачастую самые заветные наши мечты, воплощаясь в жизнь, теряют свою привлекательность. Под красивой обёрткой мечты порой скрывается суровая реальность, и наши желания могут обернуться против нас же самым неожиданным образом. Готова ли ты к такому повороту событий?
- Готова, - ответ слетал с её губ автоматически. Она говорила, не задумываясь, ей уже было всё равно, лишь бы быть с ним.
- Итак, я предупредил тебя. И всё же это не изменило твоего первоначального решения. Что ж, - тут старый волшебник грустно вздохнул и продолжил, - пусть будет так. Мы начнём ритуал прямо сейчас. Он будет длиться долго и потребует всех наших сил. И твоих тоже, - он строго посмотрел на неё. Она быстро и послушно кивнула. – Ты возродишься на земле в новом качестве – в теле человека, в теле новорожденного ребёнка. Но мы сохраним тебе память обо всём, что было с тобой до твоего появления на свет. Ты родишься в той стране, где живёт твой возлюбленный. Более того, ты появишься на свет неподалёку от его жилища, и сможешь узнать эти места, когда подрастёшь. Ты будешь необычайно одарена: умом, красотой, выдержкой, талантами. Люди будут восхищаться тобой. Это всё, что мы можем сделать для тебя.
- Этого более чем достаточно, - она почувствовала безграничную нежность ко всем и каждому из собравшихся на поляне, но особенно её сердце воспылало любовью к старому волшебнику. Он один смог понять её, и первый согласился ей помочь.
Ритуал начался. Он был очень древним и невероятно сложным. Его детали помнили лишь старейшие из волшебных существ и духов. Она осталась одна в центре поляны. Её усадили на невесть откуда взявшийся хрустальный трон и приказали хранить полнейшую неподвижность и молчание.
- Ты сама поймёшь, когда нужно будет включиться в происходящее, - наставлял её старый волшебник перед началом ритуала. – Ты почувствуешь это.
И теперь она неподвижно сидела на холодном хрустале, а вокруг неё творилось действо. Старшие духи и древние волшебники, предводители всех родов и мудрейшие представители каждой расы образовали вокруг поляны плотное кольцо. Их более молодые и менее опытные сородичи стояли поодаль. Заклинания слышались отовсюду, воздух наэлектризовался от скопившихся над поляной чар. Каждый призывал на помощь всю мощь своей магии. Она чувствовала, как к ней со всех сторон стекаются потоки энергии и плотным облаком кружат над её головой. Слова заклинаний, поначалу произносимых шёпотом, становились всё громче. Гул голосов нарастал с каждой минутой, пока не стал подобен грому. Казалось, что с начала ритуала прошло много часов, дней. Может, минуло и несколько недель. Она потеряла счёт времени. Напряжение росло.
И вот наступил миг, о котором говорил волшебник: она ПОЧУВСТВОВАЛА. Каждой клеточкой своего тела, каждой частицей своей души она ощутила потрясающий своей мощью удар. Она едва удержалась на троне. За первым ударом последовал второй, потом ещё и ещё. Увлекаемая их силой, она возносилась вверх. С изумлением смотрела она по сторонам: глаза всех присутствующих были устремлены на неё. Она чувствовала, что тело её тает, словно утренний туман под первыми лучами солнца, превращаясь в сплошной поток энергии. Она бросила последний прощальный взгляд на лес, в котором прожила не одно тысячелетие, на виднеющиеся над верхушками деревьев шпили башен её хрустального замка, на лица друзей, в чьих глазах стояли слёзы… Сердце сжала незваная тоска. Она понимала, что покидает этот мир не навсегда (что значит короткий век человеческого существования в сравнении с вечностью жизни бессмертного бога), но и знала, что уже никогда он не предстанет перед ней таким, как ранее. Однако она не сожалела о своём поступке ни минуты: любовь к Нему была бесконечно сильнее тоски по оставляемому дому. Чувствуя, что ей осталось недолго, она собрала остатки покидающей её воли и изо всех сил крикнула: «Прощайте, друзья! Я люблю вас всех! Спасибо!» - и яркой вспышкой взмыла в небо…

***

… Его душа птицей летела в небо, Её душа камнем падала на землю. Они стремились к заветной цели, преодолевая расстояния, неподвластные смертному. Они проходили насквозь миры и материи, обгоняли само время… И где-то на середине пути Он и Она встретили друг друга. Он увидел Её среди пространств и миров, всё такую же прекрасную и желанную, и стремглав полетел Ей навстречу. Она раскинула руки и приняла его в свои объятия. Он посмотрел в Её глаза и прочёл в них всё: судьба снова раскидывает их в разные стороны. Она же в глубине Его глаз увидела светлый отблеск надежды…
Их встреча длилась секунду, может, меньше, но для них то была целая вечность, проведённая вместе. Они ощущали тепло друг друга… всепоглощающее чувство, именуемое любовью, накрыло их волной… А потом неведомая сила, управлять которой не могли ни Он, ни Она, потянула их в противоположных друг от друга направлениях: Она продолжила своё падение, он взмыл ввысь. Секунда-две, и пространства и миры скрыли их друг от друга, но каждый унёс с собой частичку надежды: Она пройдёт это испытание человеческой жизнью ради Него. Он дождётся Её Там. Они будут вместе…

КОНЕЦ?

Послесловие

На пустом хрустальном троне в центре Поляны Советов появилась сверкающая фигура. С каждой минутой её очертания становились всё чётче. И вот сияние погасло, и перед изумлённой толпой существ и духов предстал Он. Он огляделся по сторонам и узнал лес, так часто являвшийся ему во снах. «Значит здесь и жила Она», - он был уверен в этом.
Повисшее над поляной молчание первым нарушил старый волшебник:
- Приветствуйте рождение нового бога! – воскликнул он, воздев руки к небу. – У нас появился новый правитель и защитник. Устроим же пир в его честь!
Толпа разразилась радостными криками, и все подались вперёд: каждый стремился первым засвидетельствовать своё почтение новому богу. Волшебник же, повернувшись к собранию спиной, направился в лес. Никто не видел его лица в тот момент, а между тем на губах его играла улыбка…

2
847
0
Kristael Stonehammer | 12.03.2012

20.03.2012 | Эмберли Блумвуд

Ммм... вкусненько. Я, конечно, попала на самый конец, но ведь можно достать полную версию? :Р

20.03.2012 | Эмберли Блумвуд

Пардон! Не утруждайтесь - сама соберу. Ах, автору мое поклонение!



забыли пароль?

Авторизация



забыли пароль?

Вакансии

В «Агору» требуются:
— журналисты;
— корректоры;
— PR-агент.
По вопросам трудоустройства обращайтесь к Главному редактору.

Поиск по статьям



Пометка

Мнение журналистов может не совпадать с мнением редакции