Визардиния. Часть 1

Рубрика: Проза


Часть первая


Как всегда во время боя, делая завершающее движение, гарантирующее победу, для рыцаря Флайского время словно замерло. Укол! Соперник падает! Победа! Время снова стало двигаться, как обычно. Рыцарь услышал грохот ликующей толпы. Он улыбнулся, снял шлем, и все увидели, что победитель не только отважен и ловок, но и красив: правильные черты лица, квадратная челюсть, зелёные глаза, светло-русые волосы и, самое главное, молодость. На вид победителю было не больше двадцати четырёх. Все дамы, увидавшие его, зарделись, и каждая в мечтах увидела его своим мужем, хотя они даже не были представлены.

Рыцарь подошёл за своей наградой к королевской ложе и преклонил колено, ожидая, согласно этикету, когда король заговорит с ним первым. Он не уступал в красоте своему поданному и был ненамного его старше.
— Как тебя зовут, отважный рыцарь? — спросил он.
— Сэр Глим Фелл Флайский, ваше величество, — с покорностью в голосе ответил тот, не поднимая своей головы.
— Встаньте, сыр Флайский и примите свою награду! — торжественно проговорил король и вручил рыцарю свой красный шарф с золотой брошью и россыпью драгоценных камней, с точностью до малейшей детали повторяющий первую награду, которую в молодости король получил за такой же поединок.
Рыцарь, демонстрируя своё огромное уважение, двумя руками принял подарок и приложил к груди.
— Как одного из самых достойных рыцарей приглашаю тебя на сегодняшний бал, который состоится на сегодняшнем поле для состязаний. А теперь иди, отдыхай и готовься к празднику.
Трибуны вновь зашумели, провожая героя дня с поля для соревнований.

Рыцарь направился не в свою палатку, а в конюшню, поставить в стойло своего коня и найти слугу.
— Эй, оруженосец! Где ты? Снова на сене спишь, пока твой хозяин рискует жизнью? — гаркнул он.
— Никак нет! — тут же подскочил молодой человек, до такой степени худощавый, что мог бы спрятаться и за метлой ведьмы, но при этом очень высокий. Его хозяин часто шутил, что кто-то определённо вытянул его в высоту, что и объясняет необычную фигуру.
— Помоги мне разоблачиться.
— Да, конечно! Как всё прошло? — спросил он, помогая снимать доспехи.
— Как всегда. Снова не нашлось того, что победил бы меня. Это плохо.
— Чем же, господин?
— ЧТО?! Сколько раз я велел тебе не называть меня так! Мы уже столько времени вместе. Я тебе друг, а не хозяин.
Оруженосец Сарвитор что-то пробормотал про себя, что раз не господин, почему называет себя хозяином, но покорно продолжил:
— Но ведь народная любовь, всеобщая слава, деньги и награды — всё Ваше. Разве Вас это не радует?
— Ах, Сарвитор, ведь без достойного соперника мои физические навыки будут увядать, а гордыня, напротив, — расти в геометрической прогрессии. Нужен кто-то, кто смог бы меня побить. Это дало бы мотивацию на ещё более сложные тренировки. Да и скучно всё время побеждать без опасения, что меня смогут одолеть.
— Пф-ф-фр-р-р-р-р, — вдруг раздалось со стороны.
— Ох, Кеша, прости! Совсем забыл про тебя! — обратился рыцарь к своему коню.
Тот повернул голову, взглянул на него своими карими глазами и… заговорил:
— Сколько раз просить! Меня зовут не Кеша! Я благородный скакун, а не попугай какой-нибудь! Моё имя — Кайтемир Екзелтус Шонорабл Аверелиус!
— Да, но оно такое длинное! — весело почесал в затылке Глим. — Кеша гораздо проще.
— И всё же я настаиваю!
— Да-да, Кеша, как-нибудь непременно я назову тебя полным именем, — явно издеваясь, ответил рыцарь и, сделав знак, чтобы Сарвитор обиходил коня, вышел из конюшни.
Зажмурившись, он сделал глубокий вдох, наполняя воздухом свои лёгкие, и открыл глаза.
— Та-а-акс, — говоря сам с собой, произнёс он, — где же королевские устроители поставили мою палатку?
Из-под ворота своей рубашки он достал волшебную палочку, которая висела там на небольшой, ничем ни примечательной ниточке. Расположив её на своей ладони, он произнёс:
— Вейус.
Палочка завертелась и указала на юго-запад. Внезапно почувствовав чьё-то присутствие, рыцарь принял оборонительную позу, готовый отразить атаку. Но это была всего лишь юная дева. Судя по одежде, фрейлина. Она поклонилась ему и замерла, ожидая, когда сэр заговорит с ней, не смея сделать этого первой.
— Добрый день, любезная фрейлина. Что Вам угодно?
— Добрый день, отважный рыцарь. Меня прислали в качестве провожатой сопроводить Вас к Вашей палатке. Король очень доволен Вами, а потому она в числе семи палаток, стоящих рядом с его собственной.
— Веди меня, прекрасная дева, я иду за тобой.

Несколько часов спустя, приняв походную ванну, принарядившись и надушившись, рыцарь отправился на бал к королю. Поля он не узнал. В дни состязаний оно было покрыто песком; вокруг возвышались трибуны для зрителей как низшего слоя общества, так и высшего; возвышались ограждения, гарантирующие безопасность для зрителей, и повсюду висели гербы и флаги участников состязаний. Но теперь пред глазами Глима предстала совсем иная картина. Землю украшал на удивление ровный и мягкий слой зелёной травы; в землю были воткнуты шесты, на которых были повязаны обычные женские палантины из тончайшего газового шёлка. Простейший приём украшения пространства, но лёгкий ветерок, развевающий палантины, создавал невероятно нежный и красочный визуальный эффект, а если добавить то, что каждый из палантинов был пропитан ароматом духов, дополняющим все остальные, вы, дорогой мой читатель, сможете оценить всю прелесть преобразившегося поля.

Все, приглашённые на этот бал в походных условиях, были одеты так, словно находились в главном замке короля под названием Шату, и рыцарь был одет под стать. Как только он появился, к нему направилась та же фрейлина, что показывала дорогу к палатке, и склонилась в реверансе, ожидая, пока он заговорит.
— Ещё раз здравствуй, юная дева, — поприветствовал он её.
— Король счастлив, что Вы почтили своим присутствием его праздник, — молвила она, не поднимая головы. — Если позволите, я провожу Вас к нему.
— Да, конечно.
Фрейлина повела рыцаря к королю, который стоял в небольшом шатре. Более там никого не было. Фрейлина осталась у входа, Глим прошёл к королю. Он начал было осуществлять сложный и витиеватый ритуал приветствия королевской особы, но король прервал его:
— Давай без этого. Этикета в моей жизни и так слишком много. Мне сказали, у тебя есть волшебная палочка и ты даже можешь ею пользоваться.
— Да, ваше величество.
— Никаких ваше величество, — по-мальчишечьи отмахнулся король, — зови меня Луи. И не вздумай величать Луи Третьим — обижусь. Просто Луи.
— Да, слушаюсь.
— Ох, а с тобой не так просто. Всё-равно находишь способы общаться со мной официально. Что ж… может, со временем привыкнешь, — грустно вздохнул король, но тут же воспрянул и продолжил: — Откуда же у тебя ведущий инструмент магов? Ведь в нашем обществе есть чёткое деление на касты: каста рыцарей, к которой принадлежишь ты, каста магов, творящих волшебство с помощью своего дара, и, наконец, каста разнообразной нежити, которая обычно находится в услужении у первых двух каст. Эти три категории моих поданных никогда не смешиваются. Как же так вышло?
Глим пожал плечами, словно говоря — так уж вышло. Король некоторое время разглядывал его.
— Наконец, мне сказали, что у тебя есть говорящий конь! Очень необычно. Даже для нашего волшебного королевства Визардиния это странное явление. Ты его у кого-то купил или… — тут король бросил взгляд на то место на теле рыцаря, где, как ему казалось, должна висеть волшебная палочка, — или сам заколдовал?
Глим бросил выразительный взгляд на фрейлину. Луи заметил это.
— О! Не обижайся на неё. Я наслышан о твоей славе, о непобедимости (при этих словах наш герой чуть заметно поморщился) и приказал понаблюдать за тобой. Она всего лишь выполняла мой приказ. Деву эту, к слову, зовут Лизия.
Рыцарь изящным, отработанным движением оборотился к Лизии и сделал столь красивый поклон, что любой придворный умер бы от зависти. Та чуть заметно улыбнулась и ответила книксеном.
— Что ж, рыцарь, вижу, общение со мной тебе не в радость, а потому отпускаю тебя. Скоро подадут еду. Мой королевский шеф-повар изобрёл новое блюдо. Тебе понравится.
Глим сделал ещё один поклон, на этот раз королю, и вышел вон из палатки. Тут же к нему подбежал Сарвитор:
— Сэр, мне сказал знакомый оруженосец — Вы были у короля! Это правда?!
— Ну… был, — нехотя признал рыцарь.
— Вам дарован новый титул? Или он подарил новые земли? Может даже освободил от ежегодной подати?
— Да просто поболтать хотел.
— Поболтать? — изумился оруженосец. — Король? С рыцарем, пусть даже и непобедимым?
— Его шпионка доложила, что у меня есть волшебная палочка и даже говорящий конь.
— Вас казнят! Ах, что же делать?! Куда денусь я?! Куда денется Кеша?!
— Сарвитор! — состроил недовольную мину рыцарь. — Почему всегда крайность берёшь? То меня награждают сверх меры, то казнят. Ну сам подумай — стоял бы я здесь? В темнице бы сидел.
— Ох, дорогой сэр, как хорошо, что всё обошлось. Может, нам в честь этого пройти к столам? Аромат оттуда доносится умопомрачительный!
— Уже подали еду? — удивился Глим. — Отлично! У меня от всех этих бесед с королями и их шпионами разыгрался аппетит.

Глим с Сарвитором направились к столам, на которых стояли всевозможные яства и напитки. Они набивали свои желудки с удовольствием бедняка, получившего доступ к обеду короля, и продолжали есть даже тогда, когда обнаружили, что приходится есть через силу.
Победа в рыцарских поединках оплачивалась щедро, а сэр Глим был непобедим. Однако помимо того, что он получал щедрые награды в виде мешочков с золотом и драгоценностей, он, как сэр, имел несколько земель, названных по фамилии его рода — Флайские, с которых получал регулярный доход. По правде говоря, он мог бы и не принимать участия в рыцарских турнирах. Его доходы позволяли ему сидеть у камина и попивать разные веселящие зелья, которые готовил бы ему личный зельевар, изредка приглашая какого-нибудь соседа-помещика для игры в шахматы, чтобы развеять свой ум. Но Глим любил тренировки, приключения, опасности, всплеск адреналина и, помимо этого, был с рождения одарён богатырской силой и стратегическим мышлением. Все эти качества делали его потрясающим воином, и Глим вполне справедливо полагал, что растрачивать свои способности, ведя ничем не примечательную жизнь помещика, было бы по меньшей мере расточительно. Поэтому его землями руководил нанятый гном-домоправитель Мох. Рыцарь не разделял убеждения большинства представителей высшего класса, что нежить способна лишь на принеси-подай. Он был приверженцем той точки зрения, что любое существо способно на великие дела и при наличии соответствующих способностей и стремлений нужно давать шанс проявить себя. Как видно по всему, Глим был чрезвычайно богат и мог позволить себе лучших поваров королевства, но отведать яства, которые приготовил сам шеф-повар короля… Никакие повара в мире не могли сравниться с ним. Вкус его еды и зелий, которые он варил, были неподражаемы. Они удовлетворяли не только желудок, но и влияли на душу, веселя её или умиротворяя в зависимости от того, чего она желала.

Вдоволь наевшись и напившись, Глим с оруженосцем направились в свою палатку. Они пребывали в столь прекрасном настроении, что едва удерживались от того, чтобы, обнявшись, весело шагать, распевая во всё горло песни, но от этого их удерживали этикет и социальное разделение, нарушение которых высший свет, собравшийся здесь, не понял бы.
— Поели, теперь можно и поспать, — заявил рыцарь и, направляясь к своему ложу, прямо на ходу стал скидывать с себя одежды, бросая их куда попало.
Он уже рухнул на постель, уткнувшись носом в подушку, когда голос подал Сарвитор:
— Сэр, Вам письмо.

Продолжение следует.

3
68
2
Капля | 06.06.2018

07.06.2018 | Таша Тимсон

ну вот! какие письма на сытый желудок?!
интересно, а эта дева-шпион ещё появится в этой истории?

12.06.2018 | Logics Sarat

Большое спасибо, профессор Капля!

16.06.2018 | Капля

Хихи. Письма есть не умеют. Им не понять )))
Logics Sarat, рада, что понравилось



забыли пароль?

Поиск по статьям



Пометка

Мнение журналистов может не совпадать с мнением редакции