Визардиния. Часть 8

Рубрика: Проза


В предыдущем выпуске. Мы знакомимся с Лиафой. Девушкой столь прекрасной, что её даже стали почитать как богиню. Да вот только саму девушку никто не спросил, что она обо всё этом почитании думает. В конце концов, она сбегает из города в лес, в места, где когда-то жили люди из клана Волка, и получает нечто большее, чем горестные воспоминания, — возможность выговориться.

Часть восьмая


Наше время.
— Как, у вас нет доказательств? Это не только предположение? — удивился Глим.
Эрид смутился.
— Не вполне. Я пользовался мемориис, — сказал он.
— Заклинанием возрождения памяти? — уточнил рыцарь.
— Именно, — кивнул учёный, — я применил его к пострадавшим от синдрома Белоснежки. Как Вы знаете, это заклинание показывает воспоминания любых пятнадцати секунд при условии, если носитель воспоминаний согласен на это. Поэтому я не был уверен, что оно сработает. Хоть и говорят, что молчание — знак согласия, но это не гарантия, что заклинание сработает. Тем не менее, я пробрался в помещение, где ухаживают за заболевшими, и спрашивал позволения, прежде чем активировать заклинание. Разумеется, ответа я не получил, зато получил нужные воспоминания. И во всех них фигурирует одно и то же лицо. Это девушка лет двадцати пяти. С рыжими блестящими локонами, бледной кожей и зелёными глазами. В моих глазах это вполне достаточное доказательство.
— В моих глазах тоже, — кивнул рыцарь. — Но почему Майтина Колс говорит, что доказательств нет? Вы ей говорили о мемориисе?
— Увы, посторонним можно лишь один раз пользоваться чужими воспоминаниями. А на слово она мне не верит.
— Её вполне можно понять, — кивнул Глим. — Я бы тоже не поверил чужим словам. Но Вам, Эрид, я доверяю. Даже если бы Вы были фанатом этой истории о Безымянной, Вы бы не стали подтасовывать факты, лишь бы доказать, что написанное — правда. Если бы это была ложь, то Вы должны были бы спровоцировать синдром Белоснежки. Но я в это не верю. А ведь мы незнакомы и суток. Так как же так вышло, что Майтина Колс, знающая Вас не один год, отмахивается от Ваших гипотез?
— Видите ли, — потупил взгляд Эрид, — не знаю, заметили ли Вы, но глава магов — человек своеобразный.
— Я заметил, — вмешался в разговор Сарвитор. — Вылитая сэр Кайт. Они, часом, не родственники?
На сей раз Глим окинул таким взором оруженосца, что тот поклялся до следующего утра рот вообще не разевать.
— Подождите! — воскликнул Эрид. — Вы не одобряете сэра Кайта? Но почему?!
— Прошу извинить моего слугу, — поклонился Глим, — он сказал лишнее. Наше первое впечатление от встречи с сэром Кайтом и правда не произвело на нас положительное впечатление, должен признаться в этом. Но это ведь первое впечатление. Оно часто бывает ошибочным.
— Вот что, — сказал учёный, — давайте отложим разговор на потом. Сначала нужно решить приоритетную задачу. У нас их несколько. Во-первых, найти и убедить Безымянную, что месть свершилась; во-вторых, вылечить страдающих синдромом Белоснежки. Вторую, надеюсь, будет гораздо легче решить. При самом оптимистичном развитии событий пострадавшие пробудятся сразу после того, как душа Безымянной упокоится с миром.
— Я так понимаю, — задумчиво проговорил Глим, — Вы хотите, чтобы я спровоцировал Безымянную своим умением владеть оружием, с помощью магии притворился мёртвым, а потом принял другой облик и повторил бы всё это девять раз?
— Да, верно, — кивнул Эрид.
Рыцарь тяжело вздохнул.
— Вероятно, Вы отличный учёный, — сказал он, — но Ваш план никуда не годится.
— Почему это? — с самым что ни на есть оскорблённым видом спросил Эрид.
— Я — рыцарь. У меня есть волшебная палочка, это правда. Я могу даже проделывать с ней некоторые манипуляции, но я не обладаю должным уровнем магии. Более того, вероятно, я самый слабый маг в Визардинии. Да я даже и не маг. Просто знаю несколько заклинаний. Поэтому Ваш план с тем, чтобы я притворился несколькими дурными людьми, меняя обличья, не сработает.
— Так почему же сэр Кай прислал Вас? — удивился Эрид.
— Пока это неважно, — нахмурился Глим. — Даже если бы на моём месте был человек в той же мере маг, сколь и рыцарь, не помогло бы и это. Пусть душа Безымянной истомилась до такой степени, что стала нападать на всех подряд, надеясь наткнуться на кого-то из своих убийц, но она не остановится даже после мнимых, подставных смертей. Ведь не прекратила же она свои действия после того, как её жертвы начали страдать синдромом Белоснежки. Она ведь не знает, что они живы.
— Тогда что Вы предлагаете?
— Найти настоящих преступников.
— Но это тоже не выход, — заспорил Эрид. — Во-первых, это невозможно. Во-вторых, как она об этом узнает?
— Мы её найдём, — спокойно заявил Глим.
— Найдём? — переспросил Эрид.
— Я знаю Вас недолго, но Вы производите впечатление очень хорошего исследователя и учёного, — начал объяснять рыцарь, — однако Вы никогда не участвовали в турнирных играх, а оттого мне в голову могут прийти идеи, о которых Вы не задумались бы. Я поясню. Помимо битв на копьях или мечах, существуют и другие испытания, о которых люди, не имеющие отношения к рыцарству, знают очень мало, а то и вовсе не знают о них, если только не видели их в качестве зрителей. В том числе это турнир «Следопыт», в котором нужно по следам найти зверя и рассказать, почему он отправился именно этой дорогой, а не какой-либо другой. Иногда их высочество Луи III меняет правила и заставляет искать человека. Исходя из своих знаний и опыта, я догадываюсь, что Безымянная живёт где-то неподалёку от Фринджака, а, быть может, и в самом городе, ведь её нападения происходили именно здесь.
— Вы абсолютно правы. Мне это тоже приходило в голову, — сказал Эрид.
— Я рад, что Вы меня понимаете, — улыбнулся рыцарь. — Если Вы мне покажете, где происходило последнее нападение, я смогу понять, куда ведут следы, и, таким образом, мы выйдем на тело, в котором ныне живёт душа Безымянной.
— Но это было более двух недель назад, — возразил учёный. — За это время прошёл дождь и даже однажды была метель. Ведь осадки уничтожают следы.
Рыцарь покачал головой.
— Это зависит от грунта, — сказал он. — Вы, главное, покажите. А там видно будет.
— Хорошо, — кивнул учёный. — Я рад буду любой помощи. Но сегодня, пожалуй, Вам лучше отдохнуть. Вы проделали такой долгий путь, а тут я ещё со своими рассказами. Вы не против, если я устрою Вас с Сарвитором в соседних комнатах, или предпочитает отдалённые?
— Нет. Следы уже и так могли исчезнуть. Нам лучше поспешить. Чем быстрее я увижу место происшествия, тем больше шансов, что смогу что-то предпринять.
— Но уже темно.
— Ничего. Волшебная палочка при мне, память, помнящая заклинание освещения, тоже.
— Да, Вы правы. Я так разволновался, что совсем забыл о магии.

Все вместе — Глим, Сарвитор, Эрид и даже Кеша, которого рыцарь вёл на поводу, — отправились к месту преступления. Это находилось не так далеко от городка. Всего где-то в километре от него. Там располагалась очень красивая аллея. Вдоль дорожки, протоптанной людьми, росли деревья, покладисто пропуская её мимо, и, в результате, получилось что-то прекрасное. Как раз взошла луна и дополнительно украсила пейзаж. Но полуночным путникам было не до любования природой.
— Где именно нашли пострадавшего? — спросил Глим.
— Здесь! — указал Эрид на местечко между деревьями в самом конце тропинки.
Глим стал внимательно всматриваться. Прошла одна минута, вторая, третья. Наконец, Эрид не выдержал и спросил:
— Ну как? Ничего?
— Кеша! — внезапно крикнул Глим так громко, что все присутствующие вздрогнули.
Конь, терпеливо дожидающийся неподалёку, фыркая и эффектно помахивая головой, подбежал, встал рядом с рыцарем и трижды стукнул правым копытом по земле. Мол, вот я. Звал? Учёный оторопело уставился на него.
— Кеш, посмотри сюда. Кажется, это по твоей части, — сказал ему Глим.
Конь принюхался к земле, потоптался на месте, затем фыркнул, вскинул голову и заржал.
— Что? Что такое? Нашёл?
Конь в ответ исполнил некое подобие танца, покружившись на месте.
— Отлично! Веди нас!

Кеша пошёл вперёд. Шли они долго, минут сорок. Сарвитор и Глим были привычны к физическим нагрузкам, а вот Эрид прилично устал. В какой-то момент он даже хотел попроситься сесть верхом на коня, но вспомнил, как разумно вёл себя тот на месте преступления, и отбросил эту мысль. Даже будучи столь утомлённым он, как житель Фринджака, просто не мог позволить себе использовать животное в качестве повозки, если оно обладает таким прекрасным разумом. Наконец, конь привёл их к избушке. Она была очень заброшена. Поваленный забор, покосившиеся стены, облупившаяся краска — всё это свидетельствовало о том, что здесь никто уже очень давно не живёт.
Путешественники переглянулись. Они рассчитывали найти человека или его дом, а нашли развалину.
— Зайдём? — скорее заявил, чем предложил рыцарь.
Он пошёл вперёд, а остальные последовали за ним. Даже конь, хоть и не мог зайти в дом, просунул голову внутрь через дверь.
Внутри было столь же запущено, как и снаружи. Там было минимум мебели, а та, что была, производила весьма удручающее впечатление. Дверцы шкафов оторвались и лежали на полу, а те, что удержались, болтались на честном слове. Все углы покрывала впечатляющих размеров паутина. О пыли и говорить лучше не надо. Она покрывала собой всё, что только можно было покрыть. Другими словами, дом производил впечатление полнейшего запущения.

— Я весьма поражён способностями Вашего коня, Глим, — заговорил Эрид, — но в этот раз он, несомненно, ошибся. Нет даже следа того, что кто-то обитает здесь.
— А Вы на пол взгляните, — парировал Глим.
Все тут же посмотрели себе под ноги. На нём тоже была пыль, но не везде. Тут и там виднелись следы. Если бывающая в этом доме пыталась скрыть своё пребывание, то она продумала далеко не всё.
— Идём, — коротко скомандовал рыцарь и, не оглядываясь, чтобы посмотреть, следуют ли за ним, уверенной походкой пошёл по полу, ществуя по тем участкам, где не было пыли. Домик был небольшим, и много времени не заняло найти то место, где заканчиваются следы. Оно было у заднего входа. Но вот незадача. Следы заканчивались и… исчезали. Дальше их не было. Недолго думая, Глим опустился на корточки и стал простукивать пол. Услышав нужный звук, свидетельствующий о пустоте под досками, он стал пытаться найти место, где доски отходят от пола. На это ушло некоторое время. Наконец, он нащупал нужную, подцепил её и потянул на себя. Оказалось, что это скрытый люк от подвала.
— Подождите меня здесь, — сказал он своим спутникам, — это может быть опасно.

А те только обрадовались, услышав это повеление. Никому не улыбалось посреди ночи, находясь в полуразрушенном доме, ещё и лезть в весьма сомнительный подвал, где их могло поджидать что угодно. Они остались ждать снаружи, а Глим полез вниз по лестнице, не забыв зажечь волшебную палочку, чтобы она освещала его путь.
Спустившись, он увидел маленькую, но аккуратную, чисто убранную комнатку. Все стены были заставлены книжными шкафами. Сразу было видно, что живущий здесь очень любит читать. В центре находился совсем небольшой квадратный столик. Глим впервые видел такой. Он был как раз такой, чтобы на нём могла поместиться книга большого формата и не более того. На полу в углу лежал большой лист картона с жирными пятнами. Создавалось впечатление, что на нём ели, сидя прямо на полу. Глим поразился отданным приоритетам: человек предпочитает читать за столом и есть на полу, а не наоборот. Это о многом говорило. Рыцарь проникся невольным уважением. Внезапно он заметил некое шевеление. Оказалось, между двумя шкафами было небольшое местечко, в котором теперь кто-то укрывался. Видимо, прячущийся услышал разговоры наверху и решил затаиться, а Глим, из-за недостатка освещения, не сразу заметил фигуру.
— Выходи! — строго сказал он.
Затаившийся, очевидно, понял, что другого выхода у него нет, осторожно выбрался из своего укрытия и медленно встал. Глим понимал, что единственная, кто тут может быть, — Безымянная, но всё равно немного удивился. Перед ним предстала юная девушка лет двадцати пяти. Сходство с портретом, который ему показывал Эрид, действительно было, но лицо всё же было другим. Волосы остались рыжими, а глаза зелёными, но черты изменились. Они не стали хуже или лучше. Просто были иными.
— Как тебя зовут? — спросил он.
— Айра, — робко ответила она, и рыцарь услышал на удивление мелодичный голос.
— Это ты нападаешь на невинных? — в лоб спросил он.
Девушка преодолела робость и взглянула ему в глаза.
— Нет! На невинных я не нападаю, — ответила Айра, выделяя слово «невинных».
— Ты хочешь сказать, что в них души тех, кому ты поклялась отомстить за клан и семью?
Девушка так удивилась, что даже пошатнулась и упала бы, не удержи её Глим.
— Откуда Вы знаете?! — воскликнула она.
— Давайте начнём беседу сначала, — вместо ответа проговорил он. — Я — сэр Глим Фелл Флайский, послан сэром Кайтом Фал Соринговским, советником Его Королевского Высочества Луи III, в город Фринджак помочь в разрешении одной ситуации. Но здесь неудобно говорить, леди Айра, не соблаговолите ли Вы пройти в местную библиотеку и там обсудить эти вопросы? Разумеется, утром. Уверен, Эрид Дито предоставит Вам комнату. Я не вижу здесь кровати, а ночь поздняя. Вы наверняка хотите отдохнуть.
— Как? Вы не сдадите меня властям?!
— Пока нет, — кивнул Глим. — Вы пойдёте со мной?
— Да, — вздохнула Айра.

У Эрида и Сарвитора вытянулись лица, когда они увидели Безымянную. Конечно, они ждали, что в подвале дома окажется кто-нибудь, но не думали, что их ожидания оправдаются, да ещё с такой точностью. Разумеется, у них возникла куча вопросов, и Глим догадался об этом. Он сделал упреждающий знак и лишь произнёс:
— Все вопросы завтра. Господин Эрид, у Вас найдётся комната для дамы?
— Да, конечно, — ошарашенно ответил он.

Продолжение следует.

2
117
1
Капля | 19.09.2018

23.09.2018 | Таша Тимсон

Ух! Спасибо за продолжение! С нетерпением, жду следующий номер.

30.09.2018 | Капля

Приятно слышать )



забыли пароль?

Авторизация



забыли пароль?

Вакансии

В «Агору» требуются:
— журналисты;
— корректоры;
— PR-агент.
По вопросам трудоустройства обращайтесь к Главному редактору.

Поиск по статьям



Пометка

Мнение журналистов может не совпадать с мнением редакции